17 мая 2019, 06:00
0 998
0
0

Почему рано хоронить отечественную авиацию. Пассажиров «Суперджет 100» можно было спасти?

Почему рано хоронить отечественную авиацию. Пассажиров «Суперджет 100» можно было спасти?

11 дней назад в Шереметьево потерпел крушение отечественный самолет Sukhoy Superjet 100. И вот настало время разобраться, что же на самом деле произошло и так ли плох самолет Сухого.

«Вот этот «Суперджет 100» сделали - ну кому он нужен? Он не годится для региональных перевозок! Он ни для чего не годится! «Аэрофлот» говорит: «Купили, стоит у борта». За рубеж никто не покупает», - с видом профессионала в авиационной сфере заявила председатель Совета Федерации РФ и радетельница за отечественный авиапром Валентина Матвиенко.

Мы к Валентине Ивановне относимся, конечно с большим уважением как к политику. Да и мнение это очень распространенное. Однако, подобные высказывания могут поставить крест на отечественной авиационной промышленности. Как-то не патриотично это что ли… Самолеты американского производства, оказывается для российских государственных деятелей милей, чем свои…

При том, что подобные закупки таят серьезную угрозу национальной безопасности. Но об этом позже.

Впрочем, после трагедии в Шереметьево, вопрос безопасности полетов на отечественных самолетах встал очень остро. Стоит разобраться, что же там произошло на самом деле, тем более, свои выводы эксперты уже сделали. 

Катастрофа в Шереметьево

5 мая из Шереметьево в Мурманск вылетел рейс «Аэрофлота». На борту SSJ 100 находилось 78 человек, включая членов экипажа. Как выяснило позже следствие, через 15 минут после взлета в нос самолета ударила молния. Это обычное явление и зачастую попадание молнии не несет угрозы - все системы самолета защищены от разряда. Однако, абсолютной защиты не существует. В этот роковой полет система грозовой защиты отключила генераторы, из-за чего самолет перешел на питание от аккумуляторов.

В принципе, любой самолет может продолжать полет и без генераторов. В руководстве по эксплуатации SSJ 100 этот момент оговорен отдельно и немедленная посадка или подача сигнала бедствия в таком случае не требуется. Более того, у пилотов остается достаточно времени как на спокойный заход на посадку, так и на уход на второй круг.

Как сообщает «Коммерсант», со ссылкой на источники, близкие к следствию, при расшифровке данных «черного ящика» стало известно, что пилоты на второй круг все-таки ушли. Однако, из-за слишком большого посадочного веса самолета снижались они очень медленно - даже на середине полосы самолет еще не коснулся ее. Поэтому экипаж начал увеличивать вертикальную скорость, «прижимая» машину к земле.

Кроме того, данные параметрического самописца говорят, что перед касанием пилоты увеличили обороты двигателей и опустили нос самолета. Касание полосы передней стойкой раньше задних, по мнению экспертов, и привело к крушению лайнера.

Осложнило ситуацию и большое количество топлива на борту. Самолеты нередко заправляют на полет в обе стороны. Таким образом, злосчастный рейс мог быть заправлен «под горлышко», и в баках находилось около 15 тонн керосина. Пилоты ничего не сделали, чтобы сжечь это топливо в полете. Человеческий фактор – то ли так сильно напугались, то ли домой торопились…

В результате допущенной пилотами ошибки, самолет коснулся полосы передней стойкой, она оттолкнула машину вверх, задние стойки с силой ударились о бетон и тоже отскочили. Самолет начало «козлить». Произошла целая серия таких ударов, в результате которой стойки шасси продавили топливные баки и разлившийся керосин загорелся.

Пилоты не умеют летать?

Источники, близкие к «Аэрофлоту» сообщают, что в авиакомпании запрещено пилотировать SSJ 100 в ручном режиме, а потому пилотов практически не учат полету «на руках». Но именно в этот режим и переключилась вся автоматика после удара молнии. Получается, что пилоты, заходящие на посадку без электронных «костылей», могли напортачить с расчетом параметров захода. Что, в общем-то, и произошло. 

Почему не было пожарных на полосе?

Казалось бы, терпящий бедствие самолет на земле должна встречать кавалькада пожарных машин, с ревом несущихся вслед за терпящим бедствие лайнером прямо по посадочной полосе. Но так бывает только в фильмах. В случае с катастрофой в Шереметьево, даже повода гонять пожарную технику по летному полю не было. В появившейся в Интернете стенограмме переговоров пилота разбившегося борта с диспетчером указано, что пилот подал в эфир позывной Pan-pan». Этот сигнал означает лишь возникновение аварийной ситуации, при которой судно подвержено конкретной угрозе, но опасности для жизни людей или самой техники нет. Такому борту уделяется повышенное внимание. Его даже могут без очереди пустить на посадку, но каких-либо иных действий инструкциями не предусмотрено, в отличие от сигнала «Mayday», который подается только когда имеется непосредственная угроза жизни людей.

А в реальности пожарные машины не могут подъехать вплотную к самолету. Во-первых, между самолетом и спецтехникой в ряде случаев оказывается пламя. Если идти напролом, то сгорит и сама пожарная машина. Во-вторых, от взлетной полосы до места, где может остановиться спецтехника есть определенное расстояние. Так что к пламени еще надо подобраться и это бывает ой как не просто. А в подобной катастрофе важна каждая секунда.

Как отечественная промышленность может спасать людей

Очевидно, что громкими заявлениями хоронить отечественное самолетостроение не очень-то разумно. Кроме того, стоит вернуться к фактору национальной безопасности, о котором мы вели речь в начале материала. Дело в том, что авионика на иностранных самолетов с определенного момента может управляться дистанционно. То есть представьте, летит себе самолет летит и вдруг ручное управление блокируется, меняясь на автомат, меняется курс и самолет направляется… ну, например, на жилые дома. Или еще хуже на какой-нибудь важный стратегический объект, банк, государственное учреждение, да хоть на Кремль (не дай бог). А если в этом самолете зарубежного производства с такой возможностью дистанционного управления летит очень важная персона? Масштаб трагедии будет ужасен. И сегодня такой сценарий реален.

Интересно, что именно сейчас государство закупает 150 тыс. смартфонов для чиновников. Покупают в Китае, но в них будет отечественная операционка. В смысле, главное, что не американская. Чтобы не шпионили тут за нашими чиновниками и не собирали бы на них данные иностранные телефоны. На эту меру безопасности направлено 3,7 миллиардов рублей.

Выходит, чиновники, которые так боятся, что их информация утечет на Запад не боятся, что их самолету однажды поменяют курс откуда-нибудь оттуда же… И это реальный парадокс. И это при всей нынешней ситуации с санкциями, охлаждением отношений с Западом и прочего.

Наши эксперты считают, что отечественная промышленность могла бы спасти россиян он подобных трагедий. Почему бы вместо того, чтобы устраивать порку отечественному самолету строению не озаботиться тем, чтобы усовершенствовать средства пожаротушения? Развитие гражданской продукции «Ростеха» помогло бы делу. Как считают наши эксперты, ситуацию могла бы спасти разработка и внедрение автоматической системы пожаротушения. Ее можно было встроить в непосредственной близости к самолету – вдоль взлетно-посадочной полосы. И оснастить тепловыми датчиками. Которые давали бы команду о тушении, если бы на них поступал сигнал о пожаре. Признаем, изящное технологичное решение, которое могло бы спасти тысячи человеческих жизней.

Загрузка...
комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.