3 июня 2019, 06:00
0 1732
0
0

Вирус Симакиной поразил Россию. Как пензенские законодатели могут спасти тысячи невинных жизней от черных ростовщиков

Вирус Симакиной поразил Россию. Как пензенские законодатели могут спасти тысячи невинных жизней от черных ростовщиков

Пензенская ростовщица Наталья Симакина в тюрьме, но дело ее живет. Автор и ведущий «Честного детектива» журналист Эдуард Петров выпустил новое расследование о махинациях с недвижимостью. Все это мы уже видели в Пензе. Как одна законодательная инициатива может остановить маховик черных ростовщиков?

«Обыкновенные люди… квартирный вопрос только испортил их», - сказал как-то Михаил Булгаков устами Воланда. Несколько по другому поводу, но фраза осталась верна и сейчас. В нашем мире есть ограниченное количество вещей, которые не дешевеют. Это золото, алмазы и более доступная широким массам населения недвижимость.

И тут нужно вспомнить одно из достижений Советского Союза – повальное обеспечение населения отдельным жильем. Квартиры есть практически у каждого. А если у кого-то что-то есть недешевое и ликвидное, то у предприимчивых людей сразу же начинают чесаться руки.

Эдуард Петров исследовал несколько историй, очень знакомых сотрудникам нашей редакции. Люди в нужде, займ под огромный процент под залог единственного жилья и, собственно, отъем квадратных метров. И, что самое неприятное, внешне все выглядит вполне законно. Но, как говорится, есть несколько нюансов и ни одного случая из Пензы.

Но мы-то знаем, что в Пензе таких случаев - больше сотни. А вот по всей России уже больше пяти тысяч... Приведем примеры на более знакомых нам пензенских историях. Очень важный момент, который все их объединяет: порочный круг - договор займа и договор единственного жилья залога, который подписывали клиенты ростовщиков.

Людмила Семикова

Людмила Семикова оформила микрозайм в «Легких Бабках» Натальи Симакиной чтобы купить лекарства для мужа-инвалида. Но деньги вовремя она отдать не смогла. Тогда подручные Симакиной из другой ее фирмы, предложили заложить ее дом на Барковке. Оценили недвижимость, к слову, единственную, недорого – всего 210 тысяч рублей. Даже в 2013 году, когда все это происходило, старенький деревянный домик Людмилы Георгиевны стоил значительно дороже.

Но в момент подписания документов Семикова находилась чуть ли не в шоковом состоянии: агент по недвижимости уверял ее, что или она закладывает дом, или с нее сразу же взыскивают сумму долга перед «Легкими Бабками». То есть, дома она все равно лишится. Пришлось соглашаться. Однако, на руки Людмила Георгиевна получила половину суммы – с нее «взыскали» долг сестры. Тогда ничего с Симакиной сделать не удалось – ее империя тогда находилась на пике своего могущества. А Людмиле Семиковой пришлось выкупать свой же дом за 400 тысяч рублей, попутно гася долг. Да и этого соглашения удалось достичь лишь после вмешательства региональных властей. Вот так любезно ростовщица разрешила Семиковой и вреть жить в своем доме:

Некоторые пострадавшие попадали в цепкие когтистые лапки Натальи Симакиной по своей же невнимательности – кредитные договоры они не читали. Но схема была одна и та же: микрозайм, займ под залог недвижимости под проценты до 720 годовых для выплаты долга по первому; оценка недвижимости вдвое, а то и втрое дешевле рынка и выселение жертв. Более того, Симакиной было совершенно не жаль выброшенных на улицу людей – ее прихвостни продолжали преследовать должников даже после получения в собственность их недвижимости. Например, как на видео ниже.

Мария Колганова

 Без комментариев.

 

Юлия Туркова

Чета Турковых жила весьма неплохо. Юлия работала бухгалтером, а ее супруг возил людей в Москву. Вскоре настало время бизнес расширять. Правда, займ нормальные банки не давали. А вот Наталья Симакина согласилась. Турковы взяли 350 тысяч рублей, зная, что смогут их вернуть. Но через некоторое время с супругом Юлии случилось несчастье – хулиганы на улице проломили ему голову, и мужчине потребовалось очень недешевое лечение. Обратите внимание на форму типового договора залога, который нужно было подписывать при получении займа:

Дождавшись первой просрочки, коллекторы Симакиной вышвырнули Турковых из квартиры, а на работу Юлии начали поступать звонки с сообщениями о том, что она якобы мошенница. Для бухгалтера даже подозрение в мошенничестве смерти подобно. Юлию выгоняли с каждой работы, на которую она приходила – люди Симакиной всякий раз ее находили. Итогом такой постоянной погони, целью которой было не дать Юлии возможности не только выплатить долг, но и просто прокормить себя и ставшего инвалидом мужа. Вскоре мужчина, не перенеся постоянной жизни в стрессе, скончался.

И таких историй на практике в десятки, сотни раз больше. В Первый Пензенский Портал в свое время обратилось не более десятка человек. Смелых. А количество жертв империи Симакиной исчисляется сотнями. Сколько из них лишились единственного жилья и стали бомжами из-за жалких грошей? Сколько из них не смогли перенести горе? Одна из наших респондентов, державшаяся молодцом все три года лишений и унижений призналась – еще пока был жив муж, она дважды пыталась покончить с собой.

Что предприняли законотворцы, чтобы остановить ростовщиков?

С 1 юиля этого года вступают в силу очередные ограничения для банков и микрофинансовых организаций. Первая порция поправок вступила в силу еще 28 января вместе с изменениями в законы "О потребительском кредите" и "О микрофинансовых организациях". Тогда максимальный долг заемщика по договору до 1 года был ограничен 2.5-кратной суммой займа. А через месяц ограничения ужесточатся - проценты, а также любая неустойка не может превышать двойного размера долга. С 1 января следующего года этот множитель и вовсе снизится до 1.5.

У микрокредитных организаций рамки оказались еще жестче: до 1.5% ежедневной ставки и не более полной стоимости кредита. А с 1 июля ежедневная ставка и вовсе будет снижена до 1%. А долги по займам до 10 тысяч рублей на срок до 15 дней и вовсе не могут превышать 30% от суммы займа, а ежедневная выплата не должна превышать 200 рублей. Таким образом, ростовщикам запретили брать с людей баснословные проценты.

В общем, всем хорош новый закон, но и он не учитывает все происходящее в стране займовое безумие. Так, нередко люди закладывают единственное жилье и закономерно его лишаются. Эта дыра в законодательстве породила уже целую армию БОМЖей, а конца и края не видно.

Что могут сделать пензенские законодатели?

Надо сказать, что черные ростовщики, о которых идет речь, причинили много горя жителям Пензенской области. Сейчас, после ареста Натальи Симакиной, они немного поутихли. Надолго? Сказать сложно. Но представители законодательной ветви власти, депутаты могут остановить этот маховик и спасти тысячи невинных жизней не только в нашем регионе, но и по всей стране.

Нужно принять лишь одну-единственную поправку! Прямой законодательный запрет на использование единственного жилья в качестве залога. Сейчас у нас законодательно нельзя выселить из единственного жилья за долги. Однако, нечистые на руку кредиторы нашли выход и из этой ситуации: документы составлены таким образом, что заемщик  фактически дарит свое жилье кредитору – об этом Эдуард Петров в своем расследовании отдельно говорит. Об это писал Первый пензенский портал три года.

Конечно, люди, после принятия такой поправки, все равно будут закладывать единственное жилье. Правда, уже у «серых кредиторов», но тут автоматически включается другая норма права: если договор противоречит действующему законодательству, то любой суд признает такой документ ничтожным.

Быть может, Законодательному Собранию Пензенской области стоит задуматься над подобной законодательной инициативой? Которая потом может быть рассмотрена и в других регионах и в конечном итоге в Государственной думе и Совете Федерации.

Загрузка...
комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.