10 августа 2016, 06:00
0 2630
0
0

Аношин VS Антонова. Кузнецкая «Панацея» сдалась без боя из-за давления и абсурдности обвинений

Аношин VS Антонова. Кузнецкая «Панацея» сдалась без боя из-за давления и абсурдности обвинений

Став за один день известной на всю Россию, НКО «Панацея» ликвидируется. Почему принято такое решение, и за что на нее «наехал» прокурор Кузнецка, Первый пензенский портал спросил у сторон спора.

Во вторник, 8 августа, пензенский регион всколыхнула новость о надвигающейся угрозе ВИЧ. «Зачинщиком» выступил Коммерсант, выступивший в защиту НКО «Панацея». Организация в 2014 году реализовывала проект, направленный на снижение распространения ВИЧ/СПИДа в Кузнецке. Наркозависимым людям в аутрич-форме* передавали презервативы и шприцы, чтобы снизить вероятность расползания чумы 20 века.

При растущей угрозе ВИЧ цель казалась благой, но прокурор Кузнецка Алексей Аношин (на фото он слева) решил, что не любые средства для нее хороши. К примеру, средства организаций, финансируемых из-за границы - это фу-фу-фу. А «Панацея» как раз-таки получила чуть больше миллиона рублей от компании «Эсверо», которую спонсировали из-за рубежа.

Источники финансирования «Эсверо», по версии Коммерсанта - американский косметический холдинг MAC AIDS Found и международный Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией со штаб-квартирой в Швейцарии. Обе организации принимают активное участие в борьбе с заболеваниями ВИЧ/СПИД во всем мире, в том числе в России. По версии профессора ПГУ Гошуляка, спонсором «Эсверо» выступает Госдеп США.

Деньги пахнут!

Человеку, который держит купюру, наплевать, в скольких руках она побывала, и кто становился ее хозяином. Ему важно, что он может сделать с этой купюрой - отдать нищему, купить безделушку или прокутить. Никто не гарантирует, что зарплата какого-нибудь работника, например, прокуратуры, не имеет опосредованного отношения к иностранным государствам. В конце концов, Россия ведет с ними торговлю, и денежный поток направлен в обе стороны.

Но если ты не человек, а некоммерческая организация, все усложняется. Каждый раз, получая деньги, нужно опасаться, а не был ли их владельцем какой-нибудь иностранец. Вот «Панацее» не повезло: прокурор Аношин вычислил источники ее источников и потребовал зарегистрироваться в качестве иностранного агента. С этой целью направил заявление в суд, подкрепившись заключением профессора ПГУ о том, что «Панацея» ведет политическую (а не гуманитарную) деятельность (о заключении будет сказано в особом мнении).

На миллион презервативами и шприцами можно полгорода завалить

В беседе с корреспондентом Первого пензенского портала 9 августа, до того, как широкой публике стали известны результаты судебного процесса, состоявшегося в этот же день, Алексей Аношин согласился немного пояснить свое повышенное внимание к деятельности НКО «Панацея».

- Коммерсант в своей публикации выставил меня человеком, который хочет продвинуться по служебной лестнице за счет громкого дела, - рассказал прокурор Кузнецка. - Все муссируют одну сторону дела – заболевания ВИЧ. Но почему-то никого не волнует вопрос, откуда иностранному спонсору знать, сколько в Кузнецке наркоманов. Он даже не в курсе, где находится Пензенская область! Назвать себя можно как угодно, хоть спасителем человеческих душ, но это не гарантирует, что ты будешь им и являться, а не вести антироссийскую деятельность. Есть вопросы и к целевому использованию средств, полученных «Панацеей». Да на миллион презервативами и шприцами можно полгорода завалить! А тут еще и медикаменты передали девушке без имени, которая вручила какой-то наркоманке, чтобы та распространяла. Кроме того, деятельность «Эсверо» запрещена в нашей стране (по данным сайта Минюста, «Эсверо» включена в реестр иноагентов 22 июня 2016 года, а «Панацея» завершила аутрич-проект 31 декабря 2014 года – прим. ред.). И последний вопрос – почему «Панацея» не освоила всю сумму денег, а часть вернула (из 1 млн. 140 тыс. рублей были возвращены 50 тысяч - прим.ред.)? Рассуждать можно долго, только мир сегодня, как вы можете наблюдать, диктует другое».

Добровольно «ушли»

Позже руководитель НКО «Панацея» Дарья Антонова парировала Алексею Аношину. Она единственная, кто предоставил официальную информацию об итогах заседания в Кузнецком районном суде 9 августа: в прокуратура области и суде отказались от развернутых комментариев.

- Суда с прокурором не будет по простой причине – добровольно заканчиваю деятельность, - рассказала Дарья Антонова. - Шумиха, которая возникла после публикации Коммерсанта, и история с прокурорской проверкой, которая тянется с 30 мая, просто вымотали меня. Конечно, решение далось мне нелегко. И остались непонятными некоторые моменты. Во-первых, что стало основанием для проверки «Панацеи» спустя почти полтора года после того, как мы закончили деятельность по миллионному гранту от «Эсверо». В результате проверки появились два заключения - Минюста с адекватной оценкой, сделанное на основании представленных нами документов, и «экспертное» авторства ПГУ. Оно слово в слово переписывает выводы, касающиеся саратовской НКО, которую постигла такая же участь, как «Панацею».

Или почему у «Панацеи» требовали встать на учет, как иностранный агент, если для этого нужно наличие двух факторов – кроме финансирования из-за рубежа, еще и политическая деятельность. Наша НКО по закону не может быть признана организацией, ведущей политическую деятельность. В федеральном законе от 12 января 1996 года № 7-фз «О некоммерческих организациях» (ст.2) четко прописано, что к политической деятельности не относятся деятельность в области здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, пропаганды здорового образа жизни. А это как раз наша специфика.

Программа, в которой мы приняли участие, распространена во всем мире и применяется именно в таком аутрич-формате. Я не могу лично входить в контакт с тем, кому могут понадобиться шприцы, у меня просто-напросто их не возьмут. Эти люди по понятным причинам не афишируют свои пристрастия. Поэтому я привлекала людей непосредственно из среды, заключая с ними трудовые договоры, и уже они имели прямой контакт с нашими получателями. Подтверждают раздачу ежемесячные отчеты, где фамилии не указаны по этическим соображениям.

Не стало в нашем регионе на одного больше иноагента, зато станет меньше на одну некоммерческую организацию. После ликвидации «Панацеи» в области не останется ни одной НКО, которая бы могла заниматься профилактикой ВИЧ-заболеваний.

Особое мнение. Журналистика должна быть беспристрастной, но, когда смотришь на заключение профессора ПГУ Гошуляка, становится как-то боязно, а не одолел ли наши ученые умы психоз и мания преследования. Автор явно неравнодушен к теории заговора, он видит в деятельности «Панацеи» след Госдепа. Но самое удивительное другое - профессор называет кузнецкую НКО приспешником идеологии постлиберализма (и как следствие иностранным агентом), которая вместо того, чтобы лечить от наркозависимости, предлагает комфортные условия для ее поддержания - можно употреблять наркотики и не бояться заразиться СПИДом. Господин Гошуляк обеспокоен «максимизацией прав людей, входящих в так называемые уязвимые группы». И делает вывод, что она противна российской идее. Странно, что не предлагает ссылать всех наркоманов на остров или как-то иначе изолировать. Единственное, что не «прокачал» профессор - он отрицает профилактику ВИЧ с помощью одноразовых шприцев, но не предлагает более эффективной меры для города, в котором количество ВИЧ-инфицированных составило 443 человека на 100 тысяч начеления, что вдвое превышает пензенские показатели. 

*Аутрич-работа - продвижение (например, медикаментов) в целевое сообщество.

Фото kuznetsk-city.ru

Загрузка...
комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.