14 сентября 2018, 06:00
0 1926
0
0

Большое интервью с зампредом: Андрей Кулинцев

Большое интервью с зампредом: Андрей Кулинцев

Первый зампред правительства Пензенской области Андрей Кулинцев рассказывает о перспективах сотрудничества региона с компанией «Mail.Ru Group», об особенностях территории опережающего развития в Заречном, об импортозамещении, о проблемах в развитии сотовой связи и интернета в регионе, о роли личности при вхождении в федеральные программы, о пользе айкидо для политика, о проблемах в «электронном правительстве», а также о своем литературном опыте.

«Mail.RuGroup» приходит в Пензу

- Андрей Анатольевич, 4 сентября между ПГУ и компанией «Mail.RuGroup» было подписано соглашение о сотрудничестве. Что это может дать Пензе в перспективе?

- Я думаю, что любое сотрудничество – это здорово, особенно когда у тебя в партнерах компания федерального уровня, по сути даже международная компания.

Основная цель сотрудничества – это возможность использования передовых знаний компании «Mail.Ru Group» для подготовки наших студентов в ПГУ. Мы ожидаем приезда преподавателей и специалистов компании, которые будут читать лекции, работать со студентами.

Я думаю, вы обратили внимание, что, несмотря на многообразие задач и проблем, стоящих перед регионом, губернатор Пензенской области Иван Белозерцев пристальное внимание уделяет развитию IT-сектора, и в рамках его поручения мы достигли договоренности с представителями «Mail.Ru Group» о том, что они также будут уделять внимание открытой в этом году инженерной школе №66 с IT-специализацией. Ребят нужно уже со школы настраивать на работу в соответствующем секторе экономики, заниматься профориентацией. А для этого надо, чтобы такие референтные, интересные люди тоже перед ними выступали.

У «Mail.Ru Group» теперь есть партнерская дочерняя компания на территории Пензы. Это один из ведущих разработчиков игр – компания «Bit-Games». Хотел бы отметить, что ее основатель и генеральный директор Владимир Розов является выпускником ПГУ и вместе с Сергеем Мардановым – координатором проекта от «Mail.Ru Group» - он принимает активное участие в его реализации на всех стадиях.

- Не получится так, что «Mail.RuGroup» станет переманивать наших лучших выпускников в Москву?

- Давайте не будем загадывать наперед. Я просто смотрю на подход наших коллег из «Mail.Ru Group», на то, что они не просто декларируют, а на их конкретные шаги. Одна из их задач – обеспечение кадрами дочерней компании здесь, на территории Пензенской области.

Зареченская тишина

- Было объявлено, что Заречный станет территорией опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Что это даст жителям Заречного, как это будет выглядеть?

- Заречный уже объявлен ТОСЭР. Этому предшествовала очень длительная совместная работа с коллегами из Росатома и Минэкономразвития РФ – более 2 лет подготовки, соответствующих обоснований, переговоров с федеральными министерствами и со всеми заинтересованными лицами.

Постановление вышло, сейчас мы ждем подписания соглашения с Минэкономразвития РФ. Тем не менее это не пассивное ожидание, мы продолжаем работу с потенциальными резидентами, чтобы определиться, какие объекты инфраструктуры им потребуются: кто-то планирует строить самостоятельно объекты для себя, кому-то необходимы производственные, офисные площади и потребуются иные формы поддержки. Мы ведем работу по ряду объектов дорожной, энергетической инфраструктуры, ряду коммунальных объектов, в целях подготовки заявок в Фонд развития моногородов.

Недавно мы встретились с генеральным директором управляющей компании «Атом-ТОР» Олегом Шевкуновым. Мы с ним обсудили дальнейшие совместные шаги в рамках намеченной «дорожной карты» по развитию ТОСЭР «Заречный».

Есть 2 типа подобных территорий развития. Один из них – это тот, который создан в Сердобске. Второй вариант – как в Заречном. Они отличаются тем, что в Заречном возможно применение процедуры свободной таможенной зоны, установленной правом Евразийского экономического союза, тем, что совместно с «Атом-ТОР» там будет создана специализированная управляющая компания, которая станет взаимодействовать со всеми резидентами.

- Что Пензенская область может ожидать от такого ТОСЭР: дополнительных налогов, развития экономики, бизнеса, промышленности?

- Для нас это очень серьезная точка роста, потому что в рамках ТОСЭР предусмотрены значительные налоговые преференции. Особенно – для компаний, где очень высока доля затрат на оплату труда. Для таких предприятий это предпочтительная площадка для размещения: если обычные налоги более 30%, то здесь 7,6%. Соответственно – ощутимая разница, и можно спокойно платить зарплаты «в белую» и быть конкурентоспособными в привлечении высококвалифицированных кадров. Более того, там есть и экономия на налоге на прибыль, и на землю, и на имущество. Есть и ряд других административных послаблений.

Этот набор преференций должен привлекать компании определенных специализаций – есть ограничения по видам деятельности (по ОКВЭД), определенные в постановлении правительства РФ. Но тем не менее этот список очень широк. Естественно, мы заинтересованы прежде всего в том, чтобы туда заходили высокотехнологичные компании. У Заречного для этого есть соответствующий кадровый потенциал.

- То, что Заречный до сих пор является закрытым, не помешает бизнесу? Ведь бизнесмены обычно предпочитают, чтобы на пути было как можно меньше барьеров.

- Знаете, как говорят, бизнес предпочитает тишину, а Заречный – это очень спокойный, зеленый, но при этом достаточно динамично развивающийся город. В Заречном на сегодняшний день много предприятий разных отраслей экономики, как созданных местным бизнесом, так и внешними инвесторами. Они ощущают себя там достаточно комфортно.

Сейчас мы обсуждаем с компаниями IT-сектора их заинтересованность в создании IT-парка в рамках ТОСЭР. Я думаю, у Заречного много плюсов по отношению к его «закрытому» статусу.

Туда завозятся грузы, товары в соответствии с определенным порядком. Эту тему мы обсуждали с потенциальными резидентами. А те, кто уже имеет опыт работы с Заречным, говорят: «Ничего страшного, это работе не мешает».

Поэтому «закрытый» статус – не проблема, если конечно Вы - не иностранный инвестор.

- Разговоры о том, что Заречный вот-вот откроют, ходили и в 90-е, и в 2000-е. Насколько целесообразно держать этот город закрытым, как вы считаете?

- К сожалению, я не зареченец, и не могу этого в полной мере оценить. Но люди там уже привыкли, что у них повышенный уровень безопасности в городе, и своя внутренняя инфраструктура, и сложившиеся человеческие отношения. Для многих очень сложно представить, что город будет открытым.

Во-вторых, за статус закрытости Заречный получает приличные деньги. Эти субсидии и субвенции, которые перечисляются из федерального бюджета. Правда, с каждым годом они становятся меньше; и области, и городу приходиться изыскивать внутренние резервы для компенсации таких сокращений. И развитие бизнеса – один из ключевых вариантов решения этого вопроса.

Импортозамещение и экспортоориентированность

- В 2015 году в своем докладе на расширенном заседании Ассоциации промышленников вы упоминали, что в станкоинструментальной промышленности наша зависимость от импорта составляет почти 90% (особенно сильна зависимость по металлорежущему инструменту). До 2020 года планировалось сократить зависимость до 58%. В радиоэлектронной промышленности доля импорта составляла 82% (к 2020 году планировалось довести до 44%). В фармацевтике зависимость была на уровне 73%. Как обстоят дела сегодня? Направленность на импортозамещение все еще актуальна?

- В 2015 году на том заседании я выступал еще как представитель Министерства промышленности и торговли РФ. Поэтому прокомментировать все цифры в том, как они изменились к настоящему времени, к сожалению, не могу. Но могу сказать, что тренд на импортозамещение продолжается. Особенно – в тех отраслях, в которых мы были очень сильно зависимы от импорта из стран, которые, так скажем, проявляют неоднозначную позицию по отношению к России.

Это и производство оборудования для судостроения, которое поставляла Украина, это и двигатели для вертолетов, которые также поставляла Украина. Насколько я знаю, очень большая работа ведется в этом направлении. В области энергетики также идет работа по освоению новых технологий: это турбины, это высокомощные генераторы.

То, что касается Пензенской области: у нас действует своя программа по импортозамещению. Там 2 отрасли – промышленность и сельское хозяйство. По основным продуктам питания мы не просто сами себя обеспечиваем, но и много продаем продукции за пределы Пензенской области. Это и сахар-песок, и молочная продукция, а по мясу индейки мы вообще одни из лидеров.

По промышленности: у нас особенно растет переработка продукции сельского хозяйства.

В настоящее время губернатор ставит перед правительством области не просто заниматься импортозамещением, а активно развивать и поддерживать экспортоориенторованное производство. Только за прошедшие месяцы 2018 года экспорт вырос по отношению к аналогичному периоду 2017 года на 30%. Иван Белозерцев поручил поставить этот вопрос на особый контроль и отвел ему особое место в проекте Стратегии развития региона до 2035 года.

Пока без инцидентов

- «Инцидент» – это система мониторинга социальных сетей, о которой было недавно рассказано в федеральных СМИ. Когда она появится в Пензе и появится ли вообще?

- Таких систем много, их разрабатывают несколько компаний. Суть их понятна. Но эта система все-таки больше специализирована для определенных служб, хотя из них можно получать информацию и об общественных трендах, проблемах, волнующих людей.

В этом году мы приобретение таких систем не планировали, хотя к нам регулярно поступают предложения об их использовании.

- А федеральный центр может обязать регионы использовать подобную систему, если она пройдет апробацию и будет признана полезной?

- Естественно, если федеральным центром такое решение будет принято, мы оперативно станем решать этот вопрос. Но пока мы не знаем даже условий сотрудничества, будет ли этот инструмент доводиться до всех безвозмездно. Любую систему нужно не просто купить, ее надо эксплуатировать, содержать, обслуживать.

Пока, еще раз говорю, решения по такой системе нет. 

Сотовая связь и интернет

- Отмена внутрисетевого роуминга в сотовой связи - приведет ли она к повышению тарифов сотовой связи?

- Я выскажу свое личное мнение - не как чиновник, а как обычный человек.

Ни одна сотовая компания, и вообще ни одна коммерческая компания не будет работать себе в убыток. Поскольку решение об отмене внутрисетевого роуминга обсуждалось уже давно, много усилий на федеральном уровне предпринималось, чтобы все это состоялось, я так понимаю, что все необходимые корректировки уже давным-давно были реализованы.

Насколько я обладаю информацией о структуре тарифов сотовых операторов, именно внутрисетевой роуминг не составлял какую-то безумную долю от них. Поэтому, с моей точки зрения, она не должна была повлиять каким-то кардинальным образом на ощущение стоимости сотовой связи.

Но это все зависит от социальных групп людей. Кто-то тратит на связь 100-150 руб. в месяц, кто-то может потратить и 1000, и 2000.

Я могу сказать по себе: регулярно слежу за тарифами, которые появляются у моего оператора, и сам стараюсь оптимизировать свои затраты. Недавно перешел с одного тарифа на другой, и могу сказать, что сэкономил минимум в 2 раза.

Я думаю, если любой человек будет анализировать свой тариф так же, то он тоже сможет прилично экономить.

- Покрытие региона современным высокоскоростным интернетом – когда эта задача будет полностью решена?

- У нас есть 2 показателя. Если мы говорим про охват по количеству людей, то мы можем сказать, что он составляет более 70%.

Но мы должны давать себе отчет, что высокоскоростной интернет – это не только интернет, который обеспечивается проводными технологиями, но это и беспроводные технологии 3G и 4G.

Крупные города типа Пензы, Заречного, Кузнецка достаточно плотно охвачены всеми видами технологий. Особенно активно работа ведется по развитию сетей сотовой передачи данных 3G и 4G – они активно стали разворачиваться во всех районных центрах. Более того, у нас в Пензе в тестовом режиме работает точка 4G+ (в районе Юбилейной площади).

Но, естественно, как только ты выезжаешь за пределы центра, ты понимаешь, что сначала исчезает 4G, а затем местами и 3G. Мы с операторами как раз договариваемся о том, чтобы они свои программы корректировали и настраивали на максимальное покрытие за пределами населенных пунктов высокоскоростными технологиями передачи данных.

Мы почти завершили совместную работу по подключению районных центров, по подключению больниц (такую задачу поставил перед нами президент) по оптоволоконным каналам передачи данных. Следующее, что обсуждается на федеральном уровне, это подключение ФАПов (фельдшерско-акушерский пункт - 1pnz) к широкополосному интернету.

Еще один федеральный проект, реализуемый в регионе - устранение «цифрового неравенства». Это - обеспечение малочисленных населенных пунктов с населенностью от 250 до 500 человек. Туда проводится оптоволокно, ставится беспроводная точка доступа, и люди от нее могут бесплатно пользоваться интернетом. Есть поручение президента РФ Владимира Путина о расширении списка таких населенных пунктов.

Считаем важным, что построенные за федеральные деньги в рамках данного проекта каналы связи должны использоваться более эффективно, поэтому сейчас совместно с операторами связи обсуждаем вопрос так называемой «последней мили». Это то, каким образом от коммутационного оборудования в малом населенном пункте раздать высокоскоростной интернет до каждого домовладения с минимальными издержками, а также как использовать их для расширения покрытия сотовой связью в малочисленных и труднодоступных с точки зрения рельефа местности населенных пунктах.

Довести оптоволокно до деревни несложно. Самое сложное – довести интернет до каждого дома, до каждого абонента.  В городе все проще и потому быстрее развивается. Скорость и эффективность подключения многоквартирного жилого дома в разы выше, чем охват аналогичного количества отдельных частных домов, поэтому мы изучаем все технологические новинки, которые должны помочь в решении этого вопроса.  

Также в регионе разработан механизм (без привлечения дополнительных средств из бюджета), который позволит нам в течении 3-х лет подключить по «оптике» 150 школ, большинство из них - в сельской местности.

Готовность к электронному паспорту

- Давайте вспомним такой проект, как «Универсальная электронная карта». О нем много говорилось, но в итоге эти карты оказались невостребованными. Как вы считаете, почему тот проект провалился, и когда нам стоит ждать введения полноценного электронного паспорта, который может заменить гражданам сразу несколько документов?

Любая электронная карта – это не просто то, что тебя идентифицирует. В нее встроен определенный чип с заложенными возможностями встраивания туда различных программ, которые могут обслуживать разные сервисы. Успешность той или иной системы зависит, во-первых, от того, насколько обеспечена безопасность персональных данных. Во-вторых, должна быть обеспечена инфраструктура использования этих карт. Ну, и нужно нормативное обеспечение этих проектов.

Если мы говорим о паспорте, то тут есть четкий перечень: где, когда и по каким случаям мы его предъявляем. Я думаю, что как только будет принято соответствующее решение, и эти паспорта начнут выдаваться, к этому моменту вся необходимая структура на таможнях, в паспортных столах, в аэропортах и т.д. должна уже по факту работать. А на тот момент, когда внедрялась «универсальная электронная карта», такой инфраструктуры еще не было. Я думаю, в этом заключался один из моментов, почему к данному проекту решили вернутся попозже.

На самом деле, чипы-то одни и те же. Стандарты микросхем, которые используются в подобных картах, уже достаточно типизированы.

- Есть ли понимание, в какой период можно ожидать внедрения электронного паспорта в РФ?

- До нас этот проект пока не доводили. Я точно так же, как и все, знаю, что обсуждается возможность внедрения таких паспортов в ближайшие годы. Чисто технологически, я думаю, мы к этому готовы. Но я помню, что была определенная категория людей, которые очень негативно относились к электронным документам, особенно если в их номере проскальзывала определенная комбинация цифр. Понятно, что таких людей не очень много, но они создавали серьезный информационный фон.

Высокие кабинеты

- Вхождение в федеральные программы – насколько успешность этой деятельности зависит от личности куратора?

- Она очень сильно от этого зависит. Наверное, я здесь вспомню уважаемого Николая Ащеулова (почивший экс-заместитель председателя правительства Пензенской области - 1pnz). Мне в свое время довелось с ним работать. Он всегда старался заниматься очень крупными проектами. Ащеулов говорил: «У меня время не бесконечное. Я могу потратить полгода на то, чтобы привлечь из федерального бюджета несколько миллионов рублей, или привлечь миллиард. Времени при этом я потрачу одинаковое количество. Так чем я должен заняться – несколькими проектами на миллионы рублей, или одним, но на миллиард?»

Такие вещи зависят от подхода, который каждый человек предпочитает.

Если брать наше текущее состояние, ты мы видим, что федеральных программ очень много. Регионы конкурируют за ограниченные федеральные средства. Конечно, все мои коллеги, зампреды и министры, работают, регулярно выезжают в федеральные министерства и ведомства, чтобы поучаствовать в этих программах.

Но есть программы, которые распределяются, например, в зависимости от численности населения в регионе. И там ты ничего поделать не можешь.

А есть программы, в которых необходимо обосновывать, почему именно здесь должна, скажем, школа появиться; или почему их должно быть две, а не одна. Вот здесь важно уметь обосновывать эти предложения.

Очень важна и роль губернатора. И при необходимости он всегда подключается к поддержке того или иного проекта, когда требуется: выезжает на встречу и с министрами, и с вице-премьерами, и с председателем правительства РФ. Ряд вопросов выносится на уровень президента РФ. Например, вопрос, который долго не могли сдвинуть с места, по цирку – это тоже заслуга губернатора. Он очень много внимания этому проекту уделяет.

Действительно, есть программы, где очень важно уметь обосновать позицию региона. И обосновать именно, почему дать нужно нам, а не кому-то другому.

- А если говорить о личных связях? Я тоже сейчас вспомню одного известного политика, ныне покойного – Александра Кондратьева (почивший экс-глава областной администрации - 1pnz). Он рассказывал о том, что он был вхож в высокие московские кабинеты, когда возглавлял Пензенскую область. И поэтому он добывал в Москве деньги для своего региона. А следующий глава обладминистрации не был вхож, и потому денег ему не давали, говорил Кондратьев. Вот вы – вхожи в высокие кабинеты? Или в современных условиях такие вещи уже не имеют значения?

- Я работал и в Росатоме, и в Минпромторге РФ, и за годы работы у меня сложилось достаточно много дружеских, товарищеских, партнерских отношений со многим коллегами из разных министерств и ведомств. Многие из них уже значительно выросли в своих должностях.  

Естественно, отношения есть, мы их поддерживаем. Но здесь четко нужно отдавать себе отчет, что любой друг и товарищ в современном мире является твоим другом и товарищем за пределами министерства. А внутри министерства он, прежде всего, человек, который исполняет свои должностные обязанности. Наверное, если бы мы все деньги раздавали только на основе дружеских отношений, я думаю, система бы работала немножко по-другому.

Да, отношения мы со всеми поддерживаем. Я могу спокойно приехать, с кем-то проконсультироваться по разным вопросам. Но при принятии решений таким механизмом было бы пользоваться не совсем правильно.

Политика и миролюбивое боевое искусство

- Вы - почетный президент Федерации айкидо. Боевые искусства и политика – насколько они соотносятся?

- Вы произнесли очень хорошее словосочетание - «боевые искусства». С одной стороны, это возможность противостоять потенциальному противнику, умение себя защитить. В этом как раз заключается слово «боевые». С другой стороны, «искусство». Занятие айкидо – не просто физическая нагрузка. Это своеобразная психология. Это изучение культуры, истории, если ты действительно серьезно занимаешься этим.

Айкидо отличается об большинства боевых единоборств тем, что у нас запрещены соревнования. У нас есть показательные выступления, а соревнований нет. Это правило было заложено основателем айкидо о-сенсеем Морихеем Уэсибой.

Айкидо - это очень доброжелательное, миролюбивое боевое искусство, которое в случае необходимости направляет энергию противника против него самого. Сам ты при этом должен оставаться спокойным, рассудительным.

Что касается политики: наверное, любой вид спорта для политика показан. Это так в силу больших психологических и физических нагрузок – должна быть какая-то разрядка. Айкидо – это философия и спорт. Оно помогает эти вещи гармонично сочетать.

Почти 15 лет назад судьба свела меня с Владимиром Дроздовым - основателем айкидо в Пензенской области и моим первым тренером. Это замечательный человек, фанат своего дела, благодаря которому этот вид спорта расцвел на Пензенской земле, и чьи ученики и последователи сейчас продолжают его культивировать. Сам же он и сейчас по мере сил тренирует детей и взрослых. Я ему очень признателен. Это тот человек, который меня привел в айкидо. Я, чем мог, помогал ему, а он - мне. Пользуясь случаем, хотел бы поздравить его с присвоением мастера 4-го дана Айкидо айкикай.

На фестиваль в честь 25-летия нашей федерации, который мы провели 2 года назад, приезжали коллеги из Москвы. Был главный тренер национального совета айкидо Иван Анатольевич Новиков (6-ой дан), он является нашим куратором, Игорь Кастюкевич, руководитель исполкома НСАР. Они оценили нас: «Слушай, мы не ожидали. Это – на уровне лучших практик России».

За покровом «Реймской тайны»

- Поговорим о другом вашем увлечении. Книга «Реймская тайна» вышла недавно за вашим авторством. Какие отзывы вы получили? Насколько тяжело вы воспринимаете критику своей книги?

- Если критика обоснована, то я ее воспринимаю даже с позитивом. Я никогда не буду обижаться, злиться на людей, которые сказали мне: «Слушай, я прочитал твою книгу, и мне не понравилось то-то и то-то, надо бы доработать то-то и то-то». Если бы я не прислушивался к критике, то книга была бы совершенно другой.

На самом деле, книгу я писал достаточно долго, более 2-х лет. Начинал я ее писать еще до прихода в правительство. Первый вариант книги года 2 назад я напечатал небольшим тиражом и раздал своим друзьям, ровно для того, чтобы собрать с них замечания и предложения.

Получил энное количество пожеланий. Кто-то мягко, кто-то жестко, но все по-дружески мне что-то высказали. И после этого я переработал книгу процентов на 40. А если бы я не прислушивался к критике и не воспринимал ее, то я бы сказал: «Да вы чего? Тут все и так замечательно, главное, что мне нравится!».

Уже тот вариант, который получился после переработки, у людей, прочитавших книгу повторно, сформировал совершенно противоположное мнение. Или, скажем, более позитивное мнение.

Я получаю комментарии от знакомых и незнакомых людей. Отзывы в основном идут положительные. Есть ряд моментов, на которые мне обратили внимание. Одно из таких замечаний: «Есть ощущение, что будет продолжение». Я говорю: «Жизнь покажет».

Книга же не просто так рождается. Когда ты профессионально этим занимаешься, посвящаешь этому все свое время, то мозг у тебя работает совершенно на другой волне. У меня был период, когда я мог немножко больше себе позволить более свободно распоряжаться временем. Как раз тогда я занимался книгой. Сейчас такой возможности, к сожалению, нет.

- Насколько вам легко было переключаться: «Вот я чиновник, а вот я писатель»?

- А вы прочитайте, пожалуйста, книгу без привязки к тому, кто я такой. И вы поймете, смог я переключиться или не смог.

- Обычно считается, что если уж чиновник высокого ранга пишет книгу, то это либо мемуары, либо нечто, связанное с политикой. А у вас получился исторический детектив. Как так вышло?

- Прежде всего я, наверное, патриот своей страны. Не просто для красного словца, не для лозунга. Я – человек, которому небезразлична история моей Родины.

И сейчас я вижу, что ее историю пытаются переписывать. Это видно невооруженным взглядом. Я ведь регулярно читаю и современную художественную литературу, учебники, по которым учатся мои дети, изучаю аналитические материалы, смотрю новости.

Был период - после развала СССР, - когда с запада шло финансирование огромного количества учебников: исторических, литературы и даже точных наук. В них закладывались совершенно другие знания, жизненные принципы, вообще иногда кажется, что туда вносили все что угодно, лишь бы наша молодежь деградировала и забывала наиболее важные моменты жизни своей страны. Был период, когда про Великую Отечественную войну в учебниках оставляли всего пару абзацев. И я думаю, что для вас не секрет, кто с удовольствием выделял под это гранты.

Когда я все это проанализировал, мне захотелось написать такую книгу, которая была бы интересна молодежи; рассказать о давних-давних событиях, как они накладываются на современную действительность, и каким образом нужно к этому относиться. Надо быть более вдумчивым и не просто слепо доверять тому, что тебе говорят, а пропускать все через себя.

Но для этого надо много читать, много знать. И тогда тебя не оболванят сфальсифицированной информацией.

Вот это был один из основных посылов, который я в своей книге закладывал. А чтобы она была интересной, не выглядела сухой пропагандой, я попытался облечь это в формат исторического приключенческого романа. 

Те, кто прочитали эту книгу, говорили, что «Я прочитал твою книгу, и она меня о многом заставила задуматься. Хочется покопаться в других книгах и еще что-то там поискать». И тогда мне кажется, что я свою задачу выполнил.

- Рассматриваете ли вы такую ситуацию, в которой вы будете зарабатывать себе на жизнь только писательством? Нравится ли вам такая умозрительная перспектива?

- Когда-то, много-много лет назад, когда я еще учился в школе, мой отец говорил мне: «У тебя есть предпосылки к тому, чтобы стать писателем». А мне было тогда лет 10-12. Он очень хотел, чтобы я писал.

Поэтому я не сбрасываю такую возможность со счетов. Если мне когда-нибудь посчастливится стать серьезным автором, который напишет много книг, то, я считаю, это будет очень достойным занятием.

После Звонова

- Еще один вопрос актуализировался совсем недавно. Что у нас происходит с «электронным правительством»? Кто его возглавит? Будет ли эта организация работать и дальше?

- АО «Оператор электронного правительства» уже возглавили. Директором назначен Василий Сомов. В конце мая он был временно исполняющим обязанности, а в конце июня акционеры его назначили генеральным директором.

Компания находится в очень непростом, очень сложном финансовом положении. Сомову досталась компания в практически предбанкротном состоянии, с астрономическими суммами задолженности, с очень сложными отношениями с партнерами.

Гендиректор фактически каждый день живет только тем, что решает вопросы, которые достались ему в «наследство».

Понятно, что мы бы очень хотели сохранить это предприятие. Но пока Сомов занимается тем, что разгребает «авгиевы конюшни», которые ему достались. Но при этом обязательства по тем проектам, которые у фирмы есть, она старается выполнять.

Фото предоставлено Андреем Кулинцевым

комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.