6 декабря 2018, 07:02
0 576
0
0

Пущать или не пущать? Вопрос для Гордумы и журналистов

Пущать или не пущать? Вопрос для Гордумы и журналистов

Ноябрь месяц в Пензе ознаменовался многошумным обсуждением давнего и больного вопроса - куда кого пущать, а кого не пущать. Вопрос проявил себя в нескольких аспектах, которые так или иначе были связаны с Городской думой и ее депутатами.

«Секретные» гордумские заседания

Последний по времени шум вокруг «доступности» был поднят в начале этой недели по поводу решения Городской думы о возможности проведения закрытых заседаний.

Часть журналистов это крайне взволновало. В том числе и журналистов нашего портала.

В самом деле. Пензенская городская дума - это орган местного самоуправления, а не государственной власти. Это в последних могут рассматриваться вопросы, связанные с государственной тайной. А у какой это канализационной трубы какая тайна может быть, чтобы скрывать ее от самоуправляющихся граждан?

С другой стороны последовали отповеди со стороны провластных СМИ дали отповедь «До сих пор ни одно из пензенских СМИ не возбуждался правом депутатов проводить закрытые сессии. Потому как поводов не было. Все сессии проводились открыто, и журналистов на них пускали беспрепятственно». Это, дескать, был вопрос технический. Сама возможность таких закрытых заседаний предусмотрена.

Неправы оба.

Действительно, возможность проведения закрытых заседаний была и ранее в регламенте Гордумы (2005 год, с поправками от 2007). И теперь просто детально прописали процедуру.

Депутат Алексей Шуварин, председатель комиссии  по местному самоуправлению, на которого и возложен контроль за выполнением решения, комментируя принятый документ, сказал нам следующее:

«Проведение закрытых заседаний сессии думы было закреплено в регламенте с самого начала существования этого регламента. Ничего нового в этом вопросе не возникло. А вот процедура проведения и порядок принятия таких решений в регламенте прописаны не были. В связи с этим, в регламент были внесены изменения, которые устранили этот пробел, т.е. урегулированы вопросы кто вправе инициировать на сессии вопрос о проведении закрытого заседания (или отдельного вопроса), в каком порядке это делается и как принимаются решения депутатами. Также урегулированы вопросы ведения стенограммы и протокола сессии при закрытых заседаниях (рассмотрении отдельных вопросов). В федеральном законодательстве установлено такое понятие как охраняемая законом тайна. Это может быть государственная, налоговая, коммерческая и т.д. Поэтому, рассмотрение вопросов, которые могут содержать в себе какую-либо охраняемую законом тайну, должно проводиться в закрытом режиме. Вот для таких случаев регламентом думы и предусмотрен такой порядок».

Действительно, выглядит, как технический момент.

Но вот то, что все сессии проводились открыто - это правда только отчасти. На памяти автора несколько раз, после официального завершения сессии, депутаты оставались для обсуждения вопросов из раздела «Разное» в закрытом режиме. Последнее обсуждение такое было проведено по инициативе депутата Андрея Фомина, осыпанного фантиками комсомольских активистов.

Это, конечно, не «закрытое заседание». Но если депутатам что-то нужно обсудить в масонском режиме - так они это всегда успешно делали.

Короче, как сказал Екклезиаст, бывший царем в Иерусалиме «Что было, то и будет».

Журналисты под конвоем

Впрочем, понятно, почему журналисты взволновались. Перед этим им пришлось столкнуться с еще одним ограничительным нововведением. Вход журналистам на сессии и заседания комиссий Гордумы уже не свободный, как прежде. Теперь их, перед началом заседания, собирают гуртом в вестибюле - и ведут в зал собраний местного самоуправления под конвоем девицы из пресс-службы.

Мера сия была объяснена повышенной террористической угрозой…

Между тем, еще когда «закрывали» ход  в городскую администрацию, известный пензенский блогер Павел Арзамасцев заметил, что террористы атакуют тех, кого жалко обществу, жертвы среди кого отзываются в душах людей наибольшей болью - больницы, школы… с тем расчетом, что они обратят свою ненависть на тех, кто не может их от этого защитить. А кому жалко чиновников и депутатов? К ним террористы придут в последнюю очередь. Но о своей «безопасности» они заботятся в первую.

Так что версия того, что все эти меры - меры ограждения от назойливого народишки - наиболее правдоподобна.

Онкологический терроризм

Два месяца назад 1PNZ выступил категорически против планов городской администрации по организации платной парковки у Онкоцентра и за организацию парковки бесплатной. Нас поддержал публично депутат Алексей Шуварин. Мы наделись и ждали, но… Во второй половине ноября тема получила неожиданное развитие.

Утром 21 ноября в Фэйсбуке появилось сообщение с фото о пе­рекрытии бесплатной парковки около Онкодиспансера. Как рассказала затем наш товарищ по инициативе из «ЛГ», в их редакцию позвонил также возмущённый паци­ент диспансера, «который при­ехал из отдалённого района на курс химиотерапии, а машину поставить некуда. Более того, его попытка пройти к главврачу Валерию Савельеву и выяснить причину закрытия парковки не увенчалась успехом. По его сло­вам, руководитель не только к себе не допустил, но и не вышел в народ с объяснениями, как это принято в цивилизованном об­ществе».

Врач и депутат Валерий Савельев, еще недавно бывший главой города, предпочел спрятаться за грудь секретарши…

Через некоторое время местные информагентства рас­пространили комментарий глав­ного инженера диспансера Иго­ря Гаврилова, в котором указы­валось, что закрытие един­ственной парковки было продиктовано соображениями… ну, конечно  антитеррористической безопасности согласно приказу регионального минздрава. Ещё через пару ча­сов директор учреждения Екатерина Мошкова заявила о возвра­щении старого режима работы парковки, «пока не решится воп­рос с муниципальной парков­кой».  Ну, естественно, указывалось, что «разрулил ситуацию» лично министр здравоохранения Владимир Стрючков.

Между тем, ссылка на «антитеррор» в данном случае уже изначально представлялась несостоятельной. Требования к антитеррористической защищённо­сти больниц вступили в силу чуть не два года назад - с 18 ян­варя 2017 года. Следовательно, у регионального минздрава было время обстоятельно и разумно подойти к их исполнению. Так что Стрючкова на белого коня сажать оснований нет.

В самом постановлении Правительства РФ от 13 января 2017 г. №8 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объек­тов (территорий) Министерства здравоохранения Российской Федерации и объектов (терри­торий), относящихся к сфере де­ятельности Министерства здра­воохранения Российской Феде­рации» нигде не говорится о лик­видации автостоянок на терри­тории учреждений здравоохране­ния. Есть требование об «исклю­чении бесконтрольного нахожде­ния транспортных средств, в том числе в непосредственной близо­сти от объекта», также, соб­ственно, существует требова­ние «контроля стоянок автотран­спорта». То есть должна быть охрана и видеонаблюдение. И только.

Депутат Шуварин, комментируя ситуацию, сказал нам следующее:

«В городской думе эта проблема обсуждается давно, а началось все с ПГУ, когда все прилегающие территории к университету стали как-то резко сплошной парковкой. Помню ещё Митрошин, будучи депутатом, об этом говорил, Правда, через призму того, что надо транспорт расчищать с дорог. Вели переговоры с руководством вуза, какие-то машины они стали пускать на территорию, но это капля в море. Ну и за эти годы закрыли заборами все территории больниц и учебных заведений. И строго настрого сказали не пущать. И так везде. То, что с этим надо делать, это факт. Пока не знаю, с какого конца начать, но буду думать, ситуацию надо исправлять».

Ищите, Алексей Николаевич, ищите…  Мы вам еще депутатский срок пропишем - только найдите!

Город в клетке

Вот депутат Шуварин правильно заметил - все началось с ПГУ. Вернее, с объединения «политеха» и «педа». Вот ничего нельзя вспомнить из позитивных последствий этого объединения - об этом речь пойдет в другом материале. А вот начало всеобщему огораживанию это реально положило. ПГУ отгородил и перегородил свою территорию, через которую свободно ходили поколения жителей города, так, что из одного корпуса в другой, через дорогу, без электронного ключа не попадешь. Мне, будучи там по служебным делам, пришлось просить провести меня проходившего мимо студента. Это не трудно, но в родном городе унизительно.

Моду подхватили и жители многоквартирных домов. Отгораживаются от окружающего мира заборами с калитками на электронных замках. Просто прогуляться по городу, пройтись летом дворами, под сенью деревьев, теперь весьма проблематично. Во-первых, деревья все повырубали, а во-вторых, везде заборы.

Мой друг из Израиля, инженер, руководитель отдела высокотехнологичной фирмы, приехав навестить родителей, столкнулся с этим, гуляя по городу, в первый же день. От неожиданности он присел на лавочку у забора и стал прикидывать, как ему это обойти. И тут подъехал жилец на дорогой машине.

«Ты чё тут?», – спросил он. Два высших образования и 20 лет в цивилизованной стране ответить удовлетворительно на данный вопрос не помогли. «Я вижу, ты дурачок», – констатировал, запирая за собой калитку пензенский «хозяин жизни». Моего друга поразило не столько подзабытое им хамство речевое, сколько хамство новое, заборное. В прифронтовом, по сути, государстве, с жутким дефицитом земли, такое и в голову никому не приходит!

Проблему огораживаний, думается, надо решать комплексно. И депутаты должны этим заняться.

Такой им наш «депутатский наказ» и дорабатывающему составу и следующему.

А сложности с проходом на ваши «масонские заседания» мы перетерпим…

комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.