21 августа 2018, 06:00
0 1449
0
0

Большое интервью с зампредом: Валерий Беспалов

Большое интервью с зампредом: Валерий Беспалов

Валерий Беспалов рассказал Первому пензенскому порталу о положении дел на «Пензхиммаше», о перспективах строительства в Пензе аэровокзала, о повышении цен за проезд в городском транспорте, о мерах поддержки местного производства пива, о распределении средств фонда развития промышленности, о востребованности оборудования в технопарке «Рамеев» и о... честности чиновников.

«Пензхиммаш» 

- Валерий Николаевич, расскажите о положении дел на «Пензхиммаше». С тех пор, как губернатор поручил вам разобраться с проблемами на данном предприятии, новостей оттуда практически не слышно.

- Новости в публичную плоскость особо и не выходят. Но ситуация на предприятии очень тяжелая. Проблематично с заказами, проблематично с финансовым состоянием. Предприятие находится в стадии внешнего наблюдения.

- Происходят ли сокращения рабочих?

- Да. В связи с тем, что заказов недостаточно.

- Есть ли проблемы с выплатой зарплат?

- Зарплаты выплачиваются вовремя.

- Насколько опасна эта ситуация? Может быть, «Пензхиммаш» ждет судьба «ЗИФа»?

- Давайте скажем так: «Пензхиммаш» уже давно не тот «Пензхиммаш», к которому мы привыкли в советские времена. На базе этого предприятия работает много фирм, начиная с такой фирмы, как «Пензанефтехиммаш», которая никакого отношения к старому «Пензхиммашу» уже не имеет, «Станкомашстрой», Мебельная компания «Сторица», так и отделившийся от «Пензхиммаша» «Пензенский Завод Энергетического Машиностроения».

Если взять в совокупности, то на территории того, что раньше называлось «большим «Пензхиммашем», работает несколько тысяч человек, ближе к трем тысячам.

Поэтому судьба «ЗИФа» «Пензхиммашу» не грозит. От «ЗИФа» остались одни руины, а здесь имеются вполне рабочие предприятия.

- А сам «Пензхиммаш» остается самым крупным предприятием среди прочих, работающих на данных площадях?

- До этого оставался. Но теперь уже, наверное, нет. Объемы у него очень сильно упали в этом году. Эти условные «малыши» скоро перерастут «Пензхиммаш».

- Что в этой ситуации может сделать правительство Пензенской области?

- Сделать многого мы не можем. Когда предприятие находится в состоянии банкротства, мы ему не можем помочь даже заказами.

Мы можем помочь с трудоустройством людей, которые освобождаются на этом предприятии, благо для этого есть соответствующие механизмы. Но большой проблемы здесь нет: рынок рабочей силы у нас достаточно емкий, вакансий в Пензе достаточно много. Если бы это была сельская местность, начались бы большие проблемы. А в Пензе все будут трудоустроены, переживаний по этому поводу особых нет.

А дальше, после того, как предприятие пройдет через процедуру банкротства, надеюсь, что мы сможем помочь ему заказами. Как вы понимаете, влезть в отношения между предприятиями, пока они судятся, достаточно сложно. Это споры хозяйствующих субъектов. Нравится нам это или не нравится, влияния у нас тут нет практически никакого.

Аэровокзал 

- Когда в Пензе появится новый аэровокзал?

- В этом году мы закончим проектирование. Аэровокзал мы проектируем впервые, и это не так просто. Есть определенные требования по санитарно-защитной зоне. Но, я думаю, что в сентябре месяце мы отдадим уже готовый проект на экспертизу, и до конца года будет проект. После чего будет принято окончательное решение, когда и как строить.

Мы думаем о том, чтобы найти некоего инвестора. Многие крупные аэропорты находятся в частной собственности. Почему бы такой вариант и нам не рассмотреть?

- Кто автор проекта?

- Организация называется «Новая авиация», она из Санкт-Петербурга. Она в том числе специализируется и на проектировании аэропортов.

- Сейчас уже можно оценить, в каком году предположительно появится пензенский аэровокзал?

- Если в следующем году начать строить, то потратим два года. За год вряд ли успеем, объект достаточно сложный. Порядка 4000 кв. м. – вроде бы не так уж и много. Но там масса различного специализированного оборудования, которое изготавливается под заказ.

- Как вы полагаете, поможет ли новый аэровокзал привлечь дополнительные рейсы в Пензу?

- Нет. Принципиально это мало что меняет. Для авиакомпаний важно не состояние аэровокзала, а пассажиропоток.

Работу по новым рейсам мы ведем постоянно. Но, к сожалению, кроме как наладить регулярное сообщение с Москвой, по остальным маршрутам все достаточно проблематично.

Все упирается в пассажиропоток. И, к сожалению, у нас так летает вся страна – через Москву. Увы.

Повышение цен за проезд 

- Сегодня [16 августа – 1pnz] повысилась цена за проезд в общественном транспорте. Мы помним, что в 2015 году цена тоже повышалась, но тогда губернатор Иван Белозерцев усомнился в обоснованности повышения, и цены вернулись на прежний уровень. А на этот раз можем ли мы быть уверены, что повышение максимальной стоимости проезда Управлением по регулированию тарифов было обоснованным?

- У меня нет никаких оснований не доверять Управлению. Они очень большую работу провели.

- То есть под нынешним повышением есть реальные основания?

- Безусловно. Вы понимаете, что мы 3 года не повышали цены. Нынешний рост составляет 15% (по маршрутке это прямо ровные цифры). 15% - это цифра, близкая к уровню инфляции. А горюче-смазочные материалы – прежде всего топливо – у нас дорожают чуть-чуть быстрее, чем идет инфляция. ГСМ и запчасти – это очень существенная статья затрат перевозчиков.

Для сравнения средняя заработная плата в области за эти 3 года выросла более чем на 25%.

- Как вы полагаете, сам момент, который выбран для повышения цены, случаен? Я имею ввиду, что время совпало с повышением других цен, тарифов ЖКХ, размера НДС, пенсионного возраста.

- Никакой особой случайности тут нет. Прошлый раз тариф менялся ровно 3 года назад. Прошло 3 года, и абсолютно логично, что изменился тариф. По-хорошему, его надо бы каждый год менять. Но мы, что называется, держали цены, сколько могли.

Повышение тарифа – это объективная необходимость. Какого еще момента нужно было ждать? Ждать, что транспорт остановится?

- Можно ли вообще считать нынешний общественный транспорт Пензы в полной мере «общественным»? Или же он сейчас не столько служит обществу, сколько зарабатывает деньги для своих хозяев?

- Если мы говорим о транспорте г. Пензы, нужно исходить вот из чего. Транспорт становится по-настоящему общественным, когда достигается некий компромисс между перевозчиком и заказчиком перевозки. Заказчиком в данном случае выступает муниципалитет.

Если есть у муниципалитета деньги, то он может вообще бесплатно всех возить по тем маршрутам, которые посчитает нужным, возить круглосуточно, или, скажем, до часу ночи. Но ситуация у нас такая, что бюджет города деньги для содержания транспорта выделяет в небольшой сумме. Все эти средства уходят на поддержание движения троллейбусов. Поэтому мы имеем то, что имеем.

Если город найдет в себе силы субсидировать перевозки, то, наверное, он получит дополнительные рычаги для того, чтобы более жестко спрашивать с перевозчиков, диктовать свои условия. Но в данной ситуации у нас схема такая, что город выделяет деньги только на троллейбусы.

Поэтому, наверное, роль перевозчиков в процессе перевозок сейчас очень высока.

Пиво

- Поговорим про пиво. Губернатор недавно поручил вам повысить производство пива в Пензенской области. Что делается для этого?

- У нас в регионе есть 3 основных игрока – «Очаково», «Визит» и «Самко». У «Визита» и «Самко» - уровень производства и продажи пива приблизительно на уровне прошлых лет. По «Очаково», к сожалению, третий год идет существенное падение объемов.

Дело в том, что у самого «Очаково» - 4 завода: в Пензе, Тюмени, Москве и Краснодаре. И у них, условно скажем, идет внутренняя конкуренция.

Собираемся по данному вопросу мы регулярно. Все, что зависит от нас по продажам в Пензе – все это сделано. Вы можете зайти в любой магазин, где торгуют пивом, и увидите там пиво, произведенное в Пензе.

По объемам производства – есть регионы, которые производят существенно больше пива в расчете на одного человека, чем в Пензенской области. Мы не являемся в этой сфере лидерами. Но есть регионы, где пива вообще не варят.

- А насколько это поручение [повысить производство пива] соизмеряется со стремлением приобщать население Пензенской области к здоровому образу жизни?

- Тут есть некое противоречие, конечно. Но речь, наверное, здесь идет о том, что если человек все-таки решил выпить пива, у него была бы возможность приобрести пензенское пиво.

Поддержка промышленности

- Фонд развития промышленности Пензенской области был создан совсем недавно. Уже можно сказать, кому в этом году достались деньги фонда?

- Да, есть несколько проектов, которые уже согласованы советом фонда. Деньги получит АО «Радиозавод» (около 8 млн. руб.), ООО «Ванюшкины сладости» (20 млн. руб.).  Уже пользуются льготными кредитами: ООО «Жилстрой» (почти 20 млн. руб.), ООО «Новый бетон» (20 млн. руб.) и ООО НПП «Технопроект» (20 млн. руб.).

- Напомните общий размер фонда на этот год.

- Дело в том, что фонд финансируется очень своеобразно. Деньги эти бюджетные, и в фонд они уходят только в тот момент, когда уже подписан договор с заемщиком. То есть средства в фонде не копятся, условно говоря, не простаивают, не лежат там.

На этот год бюджетом предусмотрено 100 млн. руб. Вот эта сумма и будет выдана в виде кредитов. На следующий год губернатор дал поручение заложить 150 млн. руб.

В сентябре исполнится год, как фонд существует. Начиналось все непросто. В прошлом году мы только 2 кредита успели выдать (для ООО «Ленкомтех» 20 млн. руб. и для ООО ПО Пензенский завод «Электромехизмерение» 5 млн. руб.). А в этом году уже практически все деньги нашли своих адресатов.

- Каков принцип отбора? Фонд помогает тем, кто уже успешен, или поддерживает тех, кто находится в шатком положении?

- Там, фактически, банковский принцип финансирования. Тот, кто находится в «шатком» состоянии, не сможет получить деньги, потому что нужны залоги, поручители и пр. То есть там стандартная процедура, аналогичная банковской. Плюсом по сравнению с банком является лишь льготная процентная ставка – 5% годовых и отсрочка оплаты «тела» кредита на два года.

- Можно ли уже подводить предварительные итоги – насколько эффективной оказывается помощь фонда?

- Наверное, можно. Там есть целевое назначение. Мы не даем деньги под «оборотку». Все эти средства идут на приобретение оборудования. При этом должно быть софинансирование со стороны заемщика в таком же размере.

То есть мы можем говорить о том, что с помощью фонда более чем на 200 млн. руб. будет закуплено оборудования. Я считаю, что любой приобретенный станок – это большой плюс для предприятия.

Технопарки

- Поговорим о технопарках. Какова сумма задолженности арендаторов технопарка «Рамеев» на сегодня?  На начало 2018 года?

- У некоторых арендаторов задолженность действительно есть. Общий их долг перед технопарком «Рамеев» - порядка 25 млн. руб. В начале года он примерно такой же и был.

- Насколько это критично? Будет ли долг расти или постепенно погашаться?

- Скажем так: есть проблемные арендаторы, но по разным причинам мы не можем с ними расстаться. Прежде всего, это компания «НаноЭлектроЛаб», которая организовала Центр молодежного инновационного творчества (ЦМИТ). И есть наша компания, принадлежащая Пензенской области, у которой очень приличный долг – «Центр коммерциализации технологий» («ЦКТ»). Но он не растет.

«ЦКТ» был создан для поддержки структур малого и среднего бизнеса, он делает продукцию по заказам разных предприятий. Поэтому не всегда там все просто. Там и сумма аренды достаточно большая.

Но в целом серьезной обеспокоенности по этой ситуации нет. То есть технопарк от этого не рухнет.

- В конце 2014 года сменилось руководство «ЦКТ», новым генеральным директором стал Дмитрий Гайнуллин.  А образованный в структуре «ЦКТ» «Центр прототипирования» стал закупать высокотехнологичное металлообрабатывающее оборудование. Есть версия, что оборудование подбиралось самим Гайнуллиным под его предприятие - «Центр высокоточной механообработки «Аркон» и по ценам, значительно превышающим рыночные.

- Я могу это прокомментировать только тем, что 44-ый и прочие законы никто не отменял. Если мы говорим о «ЦКТ», то оборудование для него закупалось Департаментом имущества Пензенской области. Не мной, не Гайнуллиным, не кем-то, а именно департаментом. Состав оборудования согласовывался с экспертами Министерства экономики РФ.

Ну, и по процедуре закупок – там сначала запрашиваются коммерческие предложения, потом идут торги. Любой желающий, кто готов поставить за указанную сумму станки, может участвовать в конкурсных процедурах, выигрывать их. Все эти нюансы были соблюдены. По-моему, уже 3 раза эти закупки проверяли соответствующие структуры, и никаких вопросов у них не возникло.

- А кем утверждался список этого оборудования?

- У нас любая закупка свыше определенной суммы проходит согласование на комиссии, которую возглавляет председатель правительства.

- Что происходит сейчас с закупленным оборудованием? Как оно используется? Не простаивает ли? По нашим данным, там уже 3 года как простаивает закалочная печь стоимостью порядка 70 млн. рублей.

- Я не готов сказать, сколько эта печь стоит, но загрузки особой у нее действительно нет.

Дело в том, что мы покупали туда набор достаточно уникального оборудования. Мы исходили из того, что технопарки могли бы оказывать услуги другим организациям. Но идеальных схем не бывает.

Это жизнь. Там есть оборудование, которое работает в 3 смены. Есть оборудование, которое работает не в 3 смены. Есть такое, которое не то, чтобы простаивает, но оно слабо загружено.

Но так бывает на любом предприятии. Если вы, условно говоря, покупаете оборудование, которое существует в вашей технологической цепочке, но используется, скажем, раз в месяц, то оно все равно нужно. Если его не купить, то изделия не создашь.

- Как Вы оцениваете успешность проекта «ЦКТ»? Сколько в регионе благодаря ему реализовали инновационных проектов, скольким предприятиям он помог?

- Там десятки проектов. Но по этому вопросу вам лучше пообщаться с руководителем данного центра Алексеем Вержбицким.

Примерные данные есть. «ЦКТ» выполнял работы по заказам сторонних организаций, прежде всего – малого и среднего бизнеса. Там были десятки заказчиков.

- По вашему мнению, «ЦКТ» работает сегодня в полную силу?

- Хотелось бы, чтобы эффективность была больше. Я думаю, раза в 2 они вполне могли бы увеличить производство.

- Вы упоминали задолженность «ЦКТ». Центр испытывает финансовые проблемы? Верно ли, что «ЦКТ» близок к банкротству?

- Нет, не близок.

- Есть ли задолженность перед сотрудниками «ЦКТ»?

- Нет.

У них все неплохо. Да, имеется задолженностью по аренде, но это не критично.

Работа по душе

- Легко ли быть честным, работая чиновником?

- А какие в этом могут быть проблемы? Это не зависит от того, чиновник ты или нет. Это зависит от того, какой ты человек.

- Но чиновник – человек подневольный, ему всегда приходится осторожно подбирать слова.

- Я, честно говоря, никогда такой проблемы не ощущал. Просто есть какие-то нормы, которые определены для госслужащего. Этого надо придерживаться.

- Вы уже более 4 лет работаете заместителем председателя правительства. Не устали?

- Любой человек устает периодически. Но для этого есть отпуск.

- А нет у вас такого желания – махнуть на все рукой и стать, скажем, фермером?

- Нет. Такого желания у меня никогда не возникало. Моя работа вполне меня устраивает. Она по мне.

- Когда мы общались с вами в прошлый раз, вы говорили, что хотите совершить что-то действительно серьезное, в частности – поставить на ноги технопарк «Рамеев». Ситуация в этом отношении меняется к лучшему?

- Да. Там открываются новые предприятия, создаются новые рабочие места. Там полторы тысячи рабочих мест – это не так мало.

Фото предоставлено Валерием Беспаловым

комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.