27 сентября 2018, 06:00
0 1354
0
0

Большое интервью с зампредом: Андрей Бурлаков. Часть 2

Большое интервью с зампредом: Андрей Бурлаков. Часть 2

Заместитель председателя правительства - министр сельского хозяйства Пензенской области Андрей Бурлаков рассказал о новом урожае, о планах по хранению и экспорту зерна, о качестве пензенского хлеба, о последствиях нынешней засухи, о вводе новых земель и культур, о системе «Меркурий», о поддержке бизнеса и о любви к природе. Публикуем продолжение интервью.

Первая часть интервью по ССЫЛКЕ

Зерновых аграриев ждет прибыль

Андрей Вячеславович, нынешний уровень цен на зерно выгоден производителям? 

- Сейчас цена достаточно комфортная – 10-11 руб., в зависимости от качества зерна. Если бы по прошлому году цена была хотя бы 8 руб., мы имели бы сейчас совсем другую картину. Мы смогли бы сделать гораздо больше. И некоторые предприятия выглядели бы совсем по-другому.

Но это рынок. Иногда очень большой урожай еще хуже, чем плохой урожай. Тем более, что в прошлом году все так наложилось, что и в России были рекордные урожаи, и в мире много зерна. Мировая цена упала, и внутри России она упала.

В этом году ситуация другая. Мы видим более нормальную, рабочую цену. Наши производители смогут получить прибыль, которую они в дальнейшем инвестируют в свое развитие.

Кормим мир индейкой и...

- Какая отрасль регионального сельского хозяйства в последние годы развивается лучше всего?

- В животноводстве это производство мяса птицы, индейки. Мы вышли на лидирующие позиции в России, и продолжаем движение вперед. Запускается новый завод на 155 тыс. тонн мяса индейки. Мы и по прошлому году занимали порядка 30% российского рынка этого мяса. А в нынешнем году позиция будет улучшена.

Нашу индейку мы поставляем почти во все регионы России, в Евросоюз, в северную Африку. Мы пытаемся работать с Китаем, с Гонконгом, то есть с рынками с большой численностью населения и возрастающей покупательной способностью.

Мы неплохо продвинулись в производстве товарного молока. Компания «Русмолко» уже занимает 3 место в России по объемам производства молока.

Компания «Хохланд» в Белинском реконструирует сырный завод. Мы станем производить высококачественные сыры. Это позволит нам продвинуться и на этом рынке. Ведь компания «Хохланд» - очень серьезная компания со своим рынком сбыта.

Мы неплохо продвинулись по производству сахара. В прошлом году был рекорд – в Пензенской области произвели более 250 тыс. тонн.

Также мы делаем упор на свиноводство. В ближайшие 3 года более полумиллиона голов свиней дополнительно будет выращиваться в Пензенской области. Это полностью загрузит мощности нашего пензенского мясокомбината. Это – чисто экспортно-ориентированный проект, потому что Россия себя уже обеспечила мясом свинины на 95%. Дальше – только поставки на экспорт.

Наверное, это самые динамично развивающиеся направления.

«Меркурий» растет

- Расскажите, как идет внедрение системы «Меркурий» в Пензенской области (автоматизированная система электронной сертификации поднадзорных госветнадзору грузов, отслеживания пути их перемещения по территории РФ в целях создания единой информационной среды для ветеринарии, повышения биологической и пищевой безопасности - 1pnz)

- Да, это система, о которой очень много спорили. Много было разговоров о том, чтобы перенести срок ее внедрения еще дальше. Но я считаю, что правильно решили, когда не стали дальше переносить и ввели ее с 1 июля.

Я читал много статей, где писали: «Вот наступит 1 июля, пройдет 2-3 дня, и начнут пустеть полки магазинов. Система не сможет работать, производители не смогут поставлять свои продукты в магазин».

Но, как мы видим, это оказалось абсолютной неправдой. Я, например, как потребитель, вообще не заметил, что система «Меркурий» появилась. Продукция от этого не подорожала, меньше ее не стало.

Внедрять эту систему мы начали еще с конца прошлого года. Начинали с обучения специалистов: сначала обучили всю ветеринарную службу, потом стали учить крупный бизнес, чтобы у них были свои специалисты. Очень много разговоров вели с мелким и средним бизнесом – объясняли, как это все функционирует. Проводили работу, чтобы все они получили доступ к системе, зарегистрировались там и начали работать, чтобы документооборот шел уже электронный.

Это очень удобно. Всегда можно отследить, откуда этот продукт. Купил, не понравилось – мы можем отследить: да, это молоко было привезено с этой конкретной фермы, потом переработано, и уже можно разобраться, где произошел сбой.

Эта система способствует биобезопасности. Ты понимаешь, что нелегально твой продукт на рынок уже не попадет. Это значит, что ты должен будешь отвезти свою продукцию в ветеринарную службу. Ветслужба проверит, и, если есть признаки болезни, она остановит данный продукт и не пустит дальше.

Ведь если проанализировать случаи, когда в Пензенской области были вспышки определенных заболеваний, - все они прошли мимо ветеринарной службы, то есть это было введено нелегально.  Когда мы это полностью победим – а система нацелена именно на то, чтобы не дать попасть нелегальному продукту на полку магазина, -  мы продвинемся и в борьбе с болезнями.

С 1 июля мы спокойно перешли на электронный документооборот. Для крупного бизнеса это удешевление: ему много чего приходилось выписывать вручную. Да и оперативность возрастает.

С начала года мы уже выдали порядка 8 млн. свидетельств на сельхозпродукцию и сырье. Представляете – 8 млн. раз взять ручку, что-то написать, съездить куда-то за этим. А сейчас все можно сделать дистанционно.

Мы продолжаем работать с предприятиями. К «Меркурию» подключаются новые клиенты. Это касается прежде всего небольших ферм. Мы им помогаем зайти в систему, обучаем. Продолжаем заниматься и с ветеринарными службами.

То есть сейчас все идет в обычном рабочем режиме. Я думаю, так будет происходить и дальше. Каких-либо угроз в работе этой системы мы не видим.

Помогают не только крупному бизнесу

- Иногда правительство обвиняют в том, что оно помогает не столько фермерам, сколько крупным агрофирмам. Насколько справедлива эта критика?

- Мы поддерживаем весь бизнес.

Понятно, что крупный бизнес в некоторых моментах требует большего внимания. Здесь и людей больше работает, и ответственность выше по этим проектам. Но, если взять цифры, - мы оказываем господдержку около 700 субъектам. Из них крупного бизнеса – единицы. Все остальные – средний, малый бизнес и микробизнес.

Да, крупный бизнес имеет больше возможностей в получении средств государственной поддержки, и в силу масштаба своей деятельности он в чем-то получает больше. Но если посчитать эту поддержку на рубль произведенной продукции, или в расчете на количество занятых в процессе, то с этой точки зрения, конечно, средний и малый бизнес находятся в абсолютно выигрышном положении. По этим показателям он получает средств в 1,5-2 раза больше, чем крупный бизнес.

Плюс для малого бизнеса есть определенные виды поддержки, которыми крупный бизнес не может воспользоваться в принципе. Прежде всего, это грантовая поддержка. Под реализацию своего проекта с нуля бизнесмен может получить средства. На эти цели в 2018 году мы использовали более 240 млн. руб. Прежде всего, эти деньги пошли на микробизнес, на безвозмездные гранты, чтобы они начинали свои проекты.

У малого бизнеса есть очень интересные идеи, и нам они важны. Ведь есть направления, которыми крупный бизнес не станет заниматься никогда. Например, фермерские хозяйства продают сотни сортов и наименований всяких саженцев, посадочного материала. Крупный бизнес на это никогда не пойдет, он будет выращивать подобные вещи только для себя.

Или, мы видим какие-то эксклюзивные колбасные изделия. Да та же самая домашняя птица: крупный бизнес не может ее держать так же, как держит малая ферма. Соответственно, это будут совсем другие вкусовые качества, другой продукт. И это востребовано на сегодняшний день.

Потребитель должен иметь возможность купить различные продукты, и малый бизнес это обеспечивает.

Со следующего года мы будем усиливать это направление. Будет увеличена грантовая поддержка начинающих фермеров в плане создания новых предприятий.

Кроме того, малый бизнес защищен с точки зрения доступности льготного кредитования. Есть отдельная статья льготного кредита, есть лимит. Мы в этом году закрыли 100% заявок по льготному кредитованию от малого и среднего бизнеса. Все, кому банки одобрили получение кредита, получили льготный кредит.

В прошлом году число получателей данной услуги было около 50. В этом году их стало уже около 200. Есть возможность и дальше расширять данное направление.

Еще мы в приоритетном порядке даем реализовывать продукцию малого бизнеса. Если он готов выходить в торговые сети, мы говорим сетям: «Создавайте для них отдельные условия». Если бизнесмен говорит, что пока не готов работать с сетями, мы организуем для таких хозяйств ярмарки выходного дня. И, по поручению губернатора, количество таких ярмарок будет увеличено (сейчас их 14).

7 лет до счастья

- Есть ощущение, что Пензенская область постепенно становится аграрным регионом. Выгодно ли это с точки зрения наполнения бюджета?

- Мы должны понимать, что аграрный регион – это не просто производство сырья. Пензенская область становится регионом, который начинает все больше и больше производить продукции с высокой добавленной стоимостью. Это не просто торговля зерном. Мы стараемся нарастить глубокую переработку.

Ведь технологии выращивания продукции зашли очень далеко. Производительность труда в сельском хозяйстве на сегодняшний день обгоняет промышленность. Работник сельского хозяйства производит продукции в стоимостном выражении больше, чем человек, стоящий за станком.

И возможности расширились. Недавно ко мне приходил руководитель одного хозяйства. Я вспоминал: в советское время у нас был совхоз, 10 тыс. га земли, 2,5 тыс. коров, плюс шлейф – и под 1000 человек работающих. Я подумал – сколько бы сейчас, при нынешних технологиях, там работало? Мы прикинули – человек 150. Производительность сильно возросла, и мы видим это невооруженным взглядом. Сельское хозяйство стало капиталоемким и наукоемким производством.

Пензенская область обладает серьезными земельными ресурсами – 2 млн. гектаров пашни. Конечно, мы должны ее использовать. Конечно, она не должна простаивать.

Если глубоко вникнуть, сельское хозяйство является основой экономической пирамиды. Один работник, занятый в сфере сельского хозяйства, создает более 7 занятых в других сферах.

Горюче-смазочный материал покупать надо? Надо. Значит, работают заводы, работает транспортная сфера, которая доставляет ГСМ до нужной точки. Удобрение и средства защиты растений нужны? Заработала и эта отрасль. Технику начали обновлять? У нас и заводы заработали.

Ведь 10 лет назад в России дошли до того, что не было почти ни одного завода, который производил бы сельхозтехнику. Сейчас даже у нас в области появилось много производств. В Каменке делают и культиваторы, и сеялки, и другие обрабатывающие орудия. А все почему? Потому что сельское хозяйство повысило свою интенсивность, у него появился ресурс, чтобы покупать все это.

Кроме того, нужно помнить о подакцизных товарах. Мы производим алкогольную продукцию. Для этого тоже нужна продукция сельского хозяйства. Это тоже налоги.

Наше сельское хозяйство плюс предприятия переработки обеспечивают примерно 1,5 млрд. руб. Плюс налог на землю – это еще примерно 400 млн. руб. Плюс подакцизная продукция – еще около 5 млрд. руб. И это только региональный бюджет. А в федеральный бюджет мы платим порядка 10 млрд. руб.

Кроме того, это же еще и наша безопасность. Мы в России вышли почти по всем основным продуктам питания на собственное обеспечение. Есть еще вопросы по мясу крупного рогатого скота, по молоку, по плодоовощной продукции (хотя по овощам мы практически закрываем потребности). Но с нынешними темпами развития пройдет еще 5-7 лет, и мы все это обеспечим полностью.

Технологии на службе у навоза 

- На территорию Пензенской области часто заходят иностранные инвесторы со своими сельхозпроектами. Насколько бережно они относятся к нашей земле, к нашей экологии (особенно в случае с удобрением почв и строительством свиноводческих комплексов)?

- Экологические требования к производству у нас абсолютно одинаковые для всех.

У нас работает много иностранных компаний. Турецкие компании – «АГСЕН Проперти», «Агро Эко». Компания с американским капиталом – «Золотая нива». Есть немецкая компания - «Хохланд». И ГК «Черкизово» имеет присутствие иностранного капитала. Это можно долго перечислять.

Но для всех требования по условиям обработки и по отношению к земле одинаковы. Россельхознадзор осуществляет четкий надзор за этими вещами.

Если мы говорим о современных животноводческих комплексах, то все они строятся по технологиям, которые опережают европейские. Перед тем, как запустить проект, мы очень много учимся, делаем расчеты, смотрим, как это делают в Америке и Европе. И мы все делаем на шаг вперед. Потом приезжают европейцы, смотрят, говорят: «У нас такого нет. По оборудованию, по всему остальному вы сделали шаг вперед».

Допустим, по навозу: в «Русской молочной компании» стоит биореактор, который делит навоз на жидкую и твердую фракцию. Жидкая идет на полив, твердая – на подстилку. Такое редко, где увидишь.

Были у нас проблемы по «Васильевской птицефабрике», но они сейчас закрываются, проводят модернизацию. Они использовали помещения, которые построены еще в советское время. Сейчас мы так не строим, сейчас так нельзя.

Раньше: построил птичник на окраине города – ну, построил и построил. Не было никаких специальных площадок по утилизации – валили в овраг. КамАзы с навозом приезжали в лес и там все вываливали.

Сейчас по этим вопросам очень жесткие требования и правила. Новые комплексы изначально закладываются с очень грамотной системой работы с отходами. Причем словом «отходы» это и нельзя называть. Весь помет потом идет в поле как удобрение.

Об уникальности

- Сложно ли совмещать должность министра сельского хозяйства и должность заместителя председателя правительства?

- Решение губернатора совместить эти должности абсолютно правильное. Я знаю, что многие мои коллеги работают точно так же, «через тире». Оперативность принятия мер и чувство ответственности здесь все-таки должны быть сконцентрированы. Это более эффективно, именно в случае с сельским хозяйством. В других направлениях – не берусь судить.

А по поводу «сложно ли совмещать»: любая работа, если ты делаешь ее грамотно, правильно, ответственно и честно - тяжела. С точки зрения управления, я считаю, это правильное решение. А сам я стараюсь действовать по максимуму. 

- В Пензенской области с ее климатом и географическим положением не всегда получается осуществить всё задуманное. Если бы вам предложили стать министром сельского хозяйства в любом из регионов России на выбор – какой регион вы бы предпочли?

- Я в этом плане очень консервативный человек. Честно говоря, менять Пензу на другой регион не стал бы.

Мне очень нравится здесь природа: очень много маленьких рек, леса, смена лесной зоны на степную. Это очень красиво, с моей точки зрения. Когда я еду в сторону Саратова или южнее, для меня абсолютно непривычно, что там голая степь и нигде нет леса. Меня это начинает немного напрягать.

Я считаю, что природа Пензенской области все-таки уникальна. А сложности есть везде. Нет идеальных мест на планете.

Просто нужно внимательно относиться к природе, к ее требованиям и изменениям. И я вижу, что у наших сельхозработников это получается.

Например, старожилы, которые проработали в отрасли 30-40 лет, говорят: «Если бы у нас 30 лет назад, с нашими прежними возможностями и ресурсами, случилась такая погода, как в 2018 году, мы бы вообще урожая не получили. У нас бы урожай погиб». А сейчас мы видим, что, благодаря применению определенных приемов, мы можем этим природным вещам противостоять.

Фото 1pnz

комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.