26 сентября 2018, 06:00
0 660
0
0

Большое интервью с зампредом: Андрей Бурлаков

Большое интервью с зампредом: Андрей Бурлаков

Заместитель председателя правительства - министр сельского хозяйства Пензенской области Андрей Бурлаков рассказал о новом урожае, о планах по хранению и экспорту зерна, о качестве пензенского хлеба, о последствиях нынешней засухи, о вводе новых земель и культур, о системе «Меркурий», о поддержке бизнеса и о любви к природе. Публикуем первую часть интервью.

Большая жатва

- Андрей Вячеславович, расскажите, как идет сбор урожая?

- На сегодняшний день мы намолотили 1670 тыс. тонн зерновых.  У нас осталась еще кукуруза на зерно, ее уборка уже начата. Думаю, в пределах 100-120 тыс. тонн кукурузы мы еще сможем намолотить.

Идет уборка сахарной свеклы. Пока урожай существенно ниже, чем планировали, потому что погода стоит очень сухая. Наша метеослужба прислала отчет, в каких районах у нас отмечалась атмосферная и почвенная засуха. Достаточно большое количество районов подверглись этому явлению. У нас почти не было осадков ни в августе, ни в сентябре. Поэтому погода скорректировала наши урожаи в более низкую сторону.

Тем не менее, по зерновым культурам урожайность у нас 25,2 центнера с гектара, мы занимаем второе место в ПФО по урожайности.

Производим больше, чем потребляем

- Успеваем ли мы вводить мощности по хранению и обработке зерна? 

- За последние 3 года в этом отношении проделана определенная работа. Построен Михайловский элеватор в Каменке на 90 тыс. тонн (Группа «Черкизово»), элеватор на 100 тыс. тонн в р. п. Пачелма (компания «Русмолко»). Завершается строительство второй очереди элеватора в Тамалинском районе (компания «АГСЕН Проперти»), его совокупная мощность будет 150 тыс. тонн. В Бековском районе ООО «Вертуновское» завершило строительство элеватора на 80 тыс. тонн. Кроме этого, были построены новые складские помещения. Сейчас мы располагаем возможностью единовременного хранения на складах и элеваторах порядка 2,5 млн. тонн.

Кроме того, проводится модернизация существующих элеваторов. Мы этому уделяем внимание, потому что прекрасно понимаем, что зерно нужно хранить.

Потребление зерна в области растет. Буквально за последние 5 лет внутреннее потребление зерна увеличилось (прежде всего за счет расширения производства мяса) практически на 0,5 млн. тонн.

Но у нас есть хорошие возможности, чтобы производить больше зерна, а также поставлять его на экспорт. Поставлена задача на следующий год оказывать содействие (прежде всего малым и средним формам хозяйствования) в продажах зерна за пределы Пензенской области. Со следующего года запускается новая программа поддержки строительства экспортно- ориентированных элеваторов. В бюджете области уже запланированы средства в пределах 100 млн. руб. на возмещение затрат, связанных со строительством таких сооружений.

Мы понимаем, что можем стабильно производить более 2 млн. тонн зерна, губернатор ставит задачу выходить в дальнейшем на 3 млн. тонн. А 6-7 лет назад мы не могли дотянуть и до 1 млн. тонн.

В прошлом году мы получили более 2,5 млн. тонн. Год был влажный, и нам приходилось практически все зерно сушить. Но наши элеваторные мощности и мощности по сушке зерна справились, мы зерно полностью сохранили. И порядка 800 тыс. тонн мы поставили на экспорт.

- А в этом году? И какие у региона есть планы на будущее по экспорту?

- В этом году цифра будет меньше. Понятно, ведь и зерна меньше. Я думаю, мы поставим за пределы области порядка 400 тыс. тонн.

Но, как я уже сказал, мы решаем задачу расширения экспорта. Мы продолжаем работать и над вопросом глубокой переработки зерна.

В целом, президент РФ поставил задачу: АПК должен выйти на показатель 45 млрд. долларов экспорта продукции. Это означает практически удвоение экспорта. Поэтому и мы ставим такую задачу.

Экспортировать станем не только зерно. Будем продавать прежде всего продукцию с высокой добавленной стоимостью. Это свинина, мясо птицы – индейки. В ближайшее время будет строиться завод по глубокой переработке индейки. В Белинском мы проводим реконструкцию сырного завода, это увеличит возможности для поставок нашего сыра. Наши сахарные заводы также проходят модернизацию. И еще – растительные масла. Вот тот перечень основных продуктов, которые мы будем поставлять на экспорт и за пределы Пензенской области.

- В какие страны мы в основном продаем нашу сельхозпродукцию?

- Это, прежде всего, страны ближнего зарубежья. Мы поставляем нашу продукцию в Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Белоруссию, Азербайджан, Армению. Кроме этого, мы неплохо продвинулись на восток. Это поставки в Китай, во Вьетнам. В Азии мы создали свой торговый дом (ГК «Дамате» создала его в Эмиратах). Поставки идут в страны Африки.

В целом, мы поставляем нашу продукцию примерно в 30 стран ближнего и дальнего зарубежья. Причем эта цифра постоянно обновляется, растет.

Мы производим продукции сельского хозяйства гораздо больше, чем ее потребляем на территории Пензенской области. Наша задача – продавать ее, чтобы на ресурсы от продажи развиваться дальше.

- Нашу продукцию ждут на новых рынках, или приходиться пробиваться туда «с боем»?

- Это всегда очень скрупулезная и долгая работа – вхождение на рынки других стран. Везде свои требования, свои подходы – по качеству продукции, по техническим требованиям, по ветеринарии. Мы постоянно ведем эту работу. На наши предприятия приезжают комиссии из других стран, чтобы провести сертификацию. 

На пензенских дрожжах

- Почему в России и в Пензе не выращивают пшеницу 1 и 2 класса?

- Пшеницу 2-ого класса выращивают в Краснодаре. Второй класс – это качество, получаемое за счет естественных природных условий, которые заменить ничем нельзя. Это солнечная активность и сумма накопленных температур.

У нас в Пензенской области недостаточно солнечной активности и положительных температур для того, чтобы мы могли получить пшеницу второго класса, не говоря уж о первом. Нет такой технологии, чтобы заменить солнце. Поэтому мы выращиваем 3 и 4 класс, а также фуражное зерно. Только из-за природных условий.

Мы пробовали возвращаться к теме выращивания твердых сортов пшеницы с более высокими показателями. Доходили до 20 тыс. гектаров. Но в наших условиях это слишком рискованно и проблематично. То нет нужной стекловидности, то прорастания происходят. Это куда более капризные сорта, в наши климатические рамки они не вписываются.

- Сколько в процентном соотношении в области выращивается пшеницы 3, 4 и 5 классов?

- Колебания идут год от года, в зависимости от погоды. Особенно результаты колеблются между 3 и 4 классами.

3 класс мы получаем до 20% в общем валовом сборе. Это максимум, что нам удавалось, при практически идеальных погодных условиях. В этом году данный показатель меньше – в пределах 10%.

Процентов 40-50 мы получаем 4 класса, и от 40 до 50% - фуражной пшеницы. Но нам нужна и та, и та пшеница.

- Как эта ситуация сказывается на качестве хлеба, который едят пензенцы? Ходят слухи, что хлеб сейчас делают чуть ли не с добавлением фуражного зерна.

- Нет. Есть жесткие ГОСТы, которые четко регламентируют требования к муке и к процессу выпечки.

Но, знаете, я сам с села, из Махалино. В советское время у нас была своя небольшая мельница и пекарня. Никто там качества зерна не проверял. Совхоз вырастил пшеницу, ее мололи, и мука шла на выпечку. И был замечательный хлеб.

Другое дело, что если мука идет с более низким качеством, хлеб будет очень быстро становиться клеклым, станет быстро портиться. Здесь влияние идет на срок хранения, а когда хлеб только что выпечен, он вполне нормальный.

И, конечно, булочки и батоны сделать из некачественной муки просто невозможно. Они будут серыми, будут крошиться и разваливаться.

У нас на рынке очень много производителей хлебобулочных изделий. Между ними - крайне серьезная конкуренция. Если появляется некачественный хлеб, он очень быстро вытесняется другими производителями.

Хотя вопросы по качеству всегда возникают. Мы их проверяем, делаем контрольные закупки, несем в лабораторию – мониторим, что происходит.

В целом, мы неплохо продаем наши хлебобулочные изделия с длинным сроком хранения в Мордовию, в Саратовскую и Самарскую области, и они там пользуются спросом.

Кроме этого, мы сами у себя производим дрожжи. На сегодняшний день в России это большая редкость. Скажу больше: на дрожжах, производимых в Пензенской области (мы их делаем под 1000 тонн в месяц), печется весь хлеб в ПФО.

Пенза пожелтела

- Подсолнечник прошлого года убирали зимой... Удалось его сохранить и пустить в дело? В этом году получится собрать культуру вовремя? 

- Многое зависит от погоды. Сейчас она стоит крайне сухая (интервью проходило 21 сентября, 24 числа начались осадки - 1pnz).

Прошлый год был экстремальным во всем. Даже снега долго не было. Мы ждали хотя бы того, чтобы подморозило, и чтобы наши комбайны физически смогли зайти в поле.

Такого не было никогда. Раньше погода нам позволяла если не в осеннюю погоду убрать, то наступал морозный период, земля замерзала, и мы выходили в поле. В прошлом году так не получилось: мы порядка 70 тыс. га убирали в январе.

Тем не менее, мы весь урожай убрали. Мы чуть не сожгли несколько сушилок из-за того, что подсолнечник с высокой влажностью сушить крайне опасно. Тем не менее, продукция пошла на переработку. Конечно, были больше потери, связанные с поздним сроком уборки.

В этом году мы уже начинаем убирать подсолнечник – более ранние сорта, гибриды. Мы ожидаем, что какой-нибудь погодный баланс наступит.

С другой стороны, нам сейчас очень нужны осадки. Мы серьезно увеличили площади озимых культур за счет ввода новых земель в оборот. В прошлом году у нас было 323 тыс. га, в этом году – 350 тыс. га. Но мы видим, какая стоит погода. Честно говоря, даже обидно на это смотреть. Все сделано, подготовлено, но влаги не хватает. Из-за этого появляются рваные всходы, а где-то всходов вообще нет. Земля крайне сухая.

Сахарную свеклу из-за такой погоды даже копать тяжело – земля идет комками. Свекла вялая, уже начинает желтеть.

Обычно, когда едешь в Саратов осенью, видишь, что степь вся желтая, а когда въезжаешь в Пензенскую область, у нас все зеленое – и листва, и трава. А сейчас у нас все высохло, как в степи.

Присматриваемся к люпину

- Сколько в этом году введено в оборот неиспользуемых сельхозземель?

35 тыс. га мы уже ввели. Причем из них 14 тыс. га были очень сильно залесенными. 

В этом году запланировано включить в оборот 40 тыс. га. Не знаю, как дальше получится с погодой. Ведь сейчас мы приостановили ввод неиспользуемой земли – сельхозорудия просто не могут пробить этот плотный панцирь сухой земли. Но время еще есть. Надеемся, что осадки пройдут, земля немного «отойдет», и с ней можно будет работать.

За счет введенной земли мы постоянно, из года в год, на 20-30 тыс. га увеличиваем посевную площадь, площади кормовых культур. До конца 2020 года всю землю, на которой экономически эффективно можно заниматься земледелием, поставлена задача ввести в оборот. А на земли с очень бедной почвой, или на те земли, где уже растет самый настоящий лес, деревья по 30 [см] в диаметре, мы еще будем смотреть, решать, нужно ли ее разрабатывать.

- Как обычно используются введенные в оборот земли?

- Фактически 60% в нашем севообороте занимают зерновые культуры.

Перечень культур в принципе ограничен. Что-то новое почти не появляется. Иногда приходят более эффективные сорта, гибриды.

За последние годы мы увеличили площади бобовых культур. Это нам экономика подсказывает: появился спрос на чечевицу, нут, горох и люпин. Но наряду с экономикой нам еще нужно поддерживать хорошее плодородие почв. А все бобовые являются хорошим предшественниками. Они накапливают азот в почве. А у нас по нему все почвы как раз дефицитные.

Особенность Пензенской области заключается в том, что из-за небольшого количества выпадающих осадков у нас практически нет нейтральных почв. Есть либо слабокислые почвы, либо кислые почвы. Поэтому работать с удобрениями нужно крайне грамотно, особенно с азотными удобрениями, которые подкисляют почву. И нужно использовать культуры, которые их раскисляют. Бобовые как раз и работают раскислителями, улучшают структуру почвы.

Кроме того, мы за последние годы вышли на первое место в ПФО по площади выращиваемой сои. У нас ее около 32 тыс. га. Эта культура нам нужна для производства кормов. Развивающееся животноводство заставляет нас выращивать сою.

Сейчас мы присматриваемся к такой культуре, как люпин. Нельзя сказать, что это прямой аналог сои. Но люпин обладает определенными достоинствами. Он содержит очень много протеина, белка. Сейчас мы проводим опыты, эксперименты. Если все пойдет нормально, - будем увеличивать площади люпина.

Ведь соя все-таки очень поздняя культура. Она не совсем для нас подходит. И соя очень чувствительна к осадкам, причем в строго определенное время. А у нас как раз в середине июня-июля осадков бывает мало. Если в этот критический период дождей не выпадает, соя сильно теряет в урожайности.

Люпин – более гибкий и эластичный. Мы к нему присматриваемся. В этом году у нас его около 2,5 тыс. га. Он неплохо себя показал.

- А наблюдаются ли в последние годы обратные процессы, когда ранее используемые поля оказываются заброшенными?

- Это нормально, такое происходит везде. Некоторые сельхозпроизводители в силу каких-то причин не могут дальше обрабатывать землю. Они ее вынуждены продавать. Но такая земля долго не застаивается. Мы не доводим ее до такого состояния, что на ней начинают расти кусты и деревья.

Если она даже на год-два выпала из севооборота, мы обязательно стараемся подыскать другого собственника, чтобы тот купил эту землю. Тем более, что земля на сегодняшний день в Пензенской области востребована.

Ну, а процессы в бизнесе всегда происходят. У кого-то дела идут успешно. А у кого-то (но таких единицы) возникают проблемы. Кто-то просто неправильно высчитывает свои финансовые модели.

Сельхозбанкроты 

- Почему в регионе часто банкротятся сельхозфирмы?

- Ведение сельского хозяйства - это искусство, и очень тонкое искусство. Здесь цена ошибки даже одного человека может привести к тому, что ты не получишь прибыль. Подобрал неправильного человека, агронома, он тебе сделал все неправильно, - и ты получаешь 20 центнеров с гектара вместо 50-и. А затраты ты сделал, как на 50. И все: у тебя убыток, ты вынужден фактически объявить себя банкротом.

Такие случаи тоже бывают. Но на сегодняшний день у нас нормальная здоровая конкуренция. Если предприятие разоряется, обычно есть покупатель, готовый его купить.

Допустим, у нас Спасский «АЗК Агро»: ну, не рассчитали своих сил, вынуждены были закрыться. Через 2 года их купила компания «Дамате», сейчас строит там птичники.

Прошлый год был сложным с финансовой точки зрения. Урожай-то был большой, а цены на зерно – низкие. Кто-то, у кого был низкий запас прочности, был вынужден сразу зерно продавать - по 4 руб., ниже себестоимости. Конечно, это повлекло за собой убытки. Небольшие предприятия из-за этого могли и прекратить свою деятельность.

Продолжение следует

Фото 1pnz

комментарии

- Нажмите ,чтобы оценить


Вконтакте Фейсбук
Максимальная длина сообщения 600 символов.